Что говорит адвокат

Содержание

Первое обращение к адвокату. Краткая памятка

Что говорит адвокат

На «Праворубе» достаточно публикаций с советами – как найти адвоката или юриста, необходимого именно для решения ваших проблем, как отличить первого от второго, как не «нарваться» на мошенников, и т.д.

Но явно недостаточно публикаций на тему – как построить свою беседу с избранным вами специалистом таким образом, чтобы ваш первый разговор сразу же вошел в деловое, конструктивное русло, а не стал первым и единственным.

Именно эту тему, в самых общих чертах, я хочу раскрыть в этой статье на примере вашего первого общения с адвокатом (в дальнейшем, для удобства, адвокатами я буду называть и юристов, занимающихся частной практикой).

Ваша первая беседа для адвоката представляет, своего рода, «набросок будущей картины», когда адвокат, на основе первоначально полученной информации; во-первых, принимает решение о своем участии в вашем деле; во-вторых, в случае положительного решения по первому вопросу, составляет примерный план первоочередных действий, список необходимых доказательств, которые необходимо собрать по делу; в-третьих, приблизительно, определяет объем работы, и количество времени, необходимого для ее выполнения, ответ на третий вопрос связан, в частности, с размером вознаграждения за оказываемую вам юридическую помощь.

Возможно, кому-то резанет ухо то, что я сейчас скажу, но будем до конца честны друг перед другом: адвокат не работает с людьми – он работает с фактами, с информацией, на основе которой он строит схему защиты интересов обратившегося к нему человека.

В данном случае человек является только носителем информации, из массы которой адвокат вычленяет только то, что может быть полезно для дела.

Именно поэтому не стоит, при первой встрече, а уж тем более, по телефону вываливать на адвоката гору информации, сопровождая это эмоциональными репликами, присовокупив ко всему сказанному небольшой курган из папок с документами.

Поверьте – до момента заключения соглашения, из всего вами сказанного и принесенного, адвоката интересует, едва ли три процента; все равно, в процессе беседы, вам будут заданы вопросы, может, с вашей точки зрения и не столь существенные, возможно, даже, и неприятные, поскольку ответы на них, покажут ситуацию не в столь радужном свете, как вы ее представляли, но сокрытие интересующей адвоката информации с первой же беседы, вряд ли будет способствовать эффективной реализации продуманной адвокатом схемы защиты ваших интересов.

Про степень доверия тут вообще говорить не приходится.

Сказанное выше совсем не означает, что можно приходить на первую встречу с адвокатом совсем без документов – например, копия постановления о привлечении в качестве обвиняемого по уголовному делу, копия протокола об административном правонарушении – по административному, копия договора, вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения которого, возник гражданско-правовой спор, у вас быть должны – это необходимо для того, чтобы адвокат имел общее представление о сути возникшей проблемы.

Поверьте – именно с этого момента у подавляющего большинства адвокатов включается то, что я называю «рефлексом защитника» — просчет возможных вариантов решения проблемы, пока еще в «черновом» виде.

Перед тем, как звонить адвокату, приготовьтесь ответить на странный, на первый взгляд вопрос, который неизбежно последует за вашей тирадой с описанием возникших у вас проблем – а чем, собственно, я могу быть вам полезен?

Однако, ничего странного в этом вопросе нет, поскольку, во-первых, нередко люди сами ждут ответа адвоката с предложением выхода из возникшей проблемы правового характера, поскольку не всегда могут сформулировать, какой именно вид юридической помощи им нужен; во-вторых, некоторые граждане, после «вступительного слова», минут, этак, на сорок, предлагают «скинуть на почту» адвокату пару-другую гигабайт отсканированных документов, чтобы адвокат (естественно, бесплатно), просмотрев весь этот массив информации, предложил свой вариант решения проблемы.

Поверьте – на эту уловку особо «хитрых и экономных граждан», желающих получить бесплатно то, за что в других странах платят весьма серьезные деньги, сейчас не «клюют» даже начинающие адвокаты, поскольку знают, что это «просто посмотреть и что-нибудь предложить», называется аналитической работой с поиском оптимального решения с учетом вариативности, включая элементы случайности, т.е., очень большая работа, требующая временных и интеллектуальных затрат.

У нас, адвокатов, есть своеобразная примета – чем многословнее потенциальный доверитель, чем больше он, не обращая внимания на прямо поставленные вопросы, продолжает гнуть свою линию, вываливая массу подробностей своих злоключений, чуть ли не с момента рождения, тем меньше шансов у него, из потенциального стать реальным доверителем; адвокат, как и любой другой нормальный специалист, заинтересован качественно сделать свою работу – оказать квалифицированную юридическую помощь, при этом, не гадая – всю ли правду ему рассказали, и не возникнет ли неприятных сюрпризов потом – на предварительном следствии или в суде, когда процессуальный противник, со скорбно-торжествующим лицом, выложит свои факты, о которых доверитель знал, но, почему-то, постеснялся рассказать своему адвокату.

Такие «стеснительные» граждане должны отдавать себе отчет – адвокат презюмирует добросовестность своего доверителя, связан его позицией, и не обязан разбираться в мотивах сокрытия от него информации, и уж тем более, не должен «колоть» своего доверителя в целях ее получения, да, и какой смысл обращения к адвокату, если ему полностью не доверяешь?

Полагаю, будет уместным коснуться такой деликатной темы, как обсуждение размера вознаграждения за оказание юридической помощи.

Когда мне задают такой вопрос «с места в карьер», сразу же после «здравствуйте» — я честно отвечаю, что не знаю.

В самом деле – как можно ответить на вопрос о вознаграждении, хотя бы в общих чертах, не представляя себе объема работы?

Да, можно назвать некую отправную сумму, с которой адвокат согласен начать работу, но существует еще масса нюансов, кроме объема работы и времени, необходимого для того, чтобы ее выполнить максимально качественно – удаленность, например.

В этом случае к сумме вознаграждения добавляется, например, сумма затрат адвоката на поездки из одного города в другой.

Так что, если адвокат, до обсуждения всех нюансов предстоящей работы, после настойчивых вопросов потенциального доверителя, называет приблизительную «стартовую» сумму, нужно отдавать себе отчет в том, что эта сумма является, и приблизительной и «стартовой».

Поэтому, возьмите себе за правило – обсуждение размера вознаграждения и порядок его выплаты, возможен только после обсуждения, хотя бы, в общих чертах, вида и объема юридической помощи, которая вам необходима.

Разумеется, если основным критерием является – «где подешевле», выбор имеется и здесь – в интернете, да и просто на столбах, можно найти массу объявлений от неких «юридических фирм», где гарантируется 100% результат с «оплатой по факту».

Что это за факт, вам с удовольствием расскажет любой адвокат, к которому «экономные» граждане приходили уже с двумя проблемами – с первоначальной, и производной – по факту оказания «юридической помощи» такой фирмой.

Должен развеять одно заблуждение, появившееся в последнее время – дескать, адвокаты, участвующие в делах по гражданско-правовым спорам, сейчас должны получать вознаграждение только в процентном отношении от выигранной суммы.

Легализация т.н. «гонорара успеха» всего лишь означает, что адвокат вправе, а не обязан включить такое условие в соглашение, при этом наличие условия о «гонораре успеха» совсем не означает, что всю подготовительную работу, начиная от анализа имеющихся материалов, подготовки искового заявления, и участия в судебном разбирательстве, адвокат будет делать бесплатно.

При первом общении с адвокатом постарайтесь избегать фраз, вроде – я уже консультировался с несколькими адвокатами, и мне сказали, что…- если вы рассчитываете на то, что адвокат, вам на радость,  начнет с жаром опровергать мнение своих коллег, раскрывая для вас,  разумеется, бесплатно, позицию по вашему делу, либо, наоборот, почувствует, что вы «тертый калач», вас «на мякине не проведешь», и т.д., должен вас разочаровать  – скорее всего, с вами вежливо попрощаются, пожелав всяческих удач при работе с адвокатами, с которыми вы советовались ранее.

Еще одна ошибка – сообщить адвокату, что исковое заявление вы уже подготовили сами (ну, скачали из интернета), ему, «всего лишь», остается подать это заявление в суд  и поучаствовать в судебном заседании.

Это равносильно тому, что вы явились к хирургу с уже готовым разрезом, сделанном вами в домашних условиях на основе видео на «ютубе», а хирургу остается, «всего лишь», удалить вам аппендикс, и зашить сделанный вами разрез.  

В этом случае с вами, также, вежливо распрощаются, пожелав успеха в самостоятельной защите своих прав.

Возможно, предложенная вашему вниманию публикация покажется излишне жесткой – мол, автор сгущает краски – адвокаты при первом разговоре с потенциальными доверителями должны проявлять большую гибкость, быть более «клиентоориентированными», на это я, с полной ответственностью утверждаю — все вышеописанное основано на примерах из повседневной адвокатской практики, а таких примеров, учитывая безоглядную веру граждан к тому, что они находят, например, в интернете, к сожалению, становится все больше.

Мы же, адвокаты, всегда готовы оказать юридическую помощь тем, кто в ней нуждается, просто, нельзя забывать, что мы – специалисты в своей области, учились своей профессии не только в ВУЗе – мы учимся всю жизнь, чтобы оказываемая нами юридическая помощь действительно была квалифицированной.

Источник: https://pravorub.ru/articles/96046.html

Примеры успешных защитительных речей адвокатов на суде в истории | Адвокатская контора № 30

Что говорит адвокат

от Elena Romanova · 07.12.2018

  • Seth P. Waxman for petitioner

Подготовка защитительной речи адвоката включает 4 этапа:

  • Анализ, оценка перспектив судебного процесса и выступления защитника исходя из личности судьи (коллегии судей), подходов к рассмотрению дел, социальных характеристик состава присяжных.
  • Анализ предшествующего хода процесса, исследованных доказательств стороны обвинения и стороны защиты, в том числе в противовес и опровержение позиции и доводов обвинения.

Подготовка детализированного плана на основе главных его составляющих:

  • вступление;
  • фактические обстоятельства уголовного дела и их анализ;
  • правовая позиция стороны защиты в зависимости от поставленных целей – оправдание подсудимого (полное, частичное), переквалификация содеянного, применение смягчающих вину обстоятельств; доводы защиты по каждому из предъявленных эпизодов; рассмотрение и анализ (аналитический разбор) представленных обвинением доказательств с указанием по каждому из них (при наличии) оснований признания недопустимыми, сомнительными с точки зрения убедительности, с приведением имеющихся опровержений;
  • анализ доказательств стороны защиты; характеристика личности подсудимого с акцентом на ее положительные черты;
  • анализ условий и причин совершения преступления, которые несут в себе смягчающие обстоятельства;
  • заключение – выводы и итоговое обращение к суду.

Составление, проверка и корректировка речи

По уровню и особенностям воздействия речи адвоката по уголовному делу задача вступления – вызвать внимание и интерес, основной части – побудить суд усомниться в доводах обвинения и убедить в своей правовой позиции, заключения – усилить эффект воздействия ранее сказанного и подвести к нужному решению. 

Seth P. Waxman for petitioner

Наиболее значимая роль отводится основной части – аналитической.

Именно здесь уместно применение психологических приемов воздействия, но важно избегать пафоса, надменности, перехода на личности.

Все должно быть по существу, без рассмотрения очевидных фактов, убедительно, логически последовательно и ненавязчиво подводя суд к нужному адвокату результату.

Заключение целесообразно делать кратким и точным, но выразительным и запоминающимся для суда.

Чего следует избегать в речи защитника? Нередко даже самая сильная речь адвоката утрачивает свою эффективность из-за допущенных ошибок.

Итак, 10 главных правил составления защитительной речи адвоката:

  • не надо доказывать очевидное – это отвлекает внимание от главного и действительно важного;
  • в выступлении не должно быть противоречий;
  • речь должна содержать только нужное и полезное,
  • поддерживать внимание и интерес аудитории;
  • анализ доказательств строится на принципе «от менее значимого к более сильному»,
  • анализ и заключения по доказательственной базе должны приводиться в заданном логическом порядке, а не хаотично;
  • любая информация не в пользу подсудимого – серьезная ошибка;
  • любой довод должен быть конкретизирован, а не носить общий характер;
  • слабые, спорные места в речи должны быть исключены – их могут обратить против стороны защиты;
  • глупо выглядят попытки объяснить что-то, в чем защитник сам плохо разбирается, не будучи специалистом или не владея всей полнотой информации;
  • в приоритете – не количество, а качество аргументов;
  • одна заведомая ложь, разоблаченный блеф – мощный удар по всей правовой позиции и доказательственной базе защиты.

Все ошибки, спорные, сомнительные моменты удаляются еще на стадии планирования и подготовки речи. Молодым, недостаточно опытным адвокатам стоит показать речь более старшим коллегам.

Хорошее подспорье для подготовки плана и содержания защитительной речи адвоката – изучение выступлений по аналогичным или сходным уголовным процессам. К ним обращаются даже опытные адвокаты, потому что всегда можно почерпнуть что-то новое, более весомое в доказательственном плане. Особенно эффективны опубликованные речи адвокатов, благодаря которым судебный процесс был выигран или удалось добиться существенного снижения наказания. Но важно помнить: выступление всегда готовится индивидуально, шаблоны – лишь помощники, но действительно полезные

Ознакомьтесь с примерами выступлений адвокатов по уголовным делам>>>

Источник: https://www.ugpr.ru/article/1584-rech-advokata-po-ugolovnomu-delu

Не знаю, насколько написанные ниже истории достоверны, но то, что Ф.Н.Плевако был одним из самых известных адвокатов в нашей истории – это факт.

Примеры его блистательных выступлений в суде.
1. Туфли я сняла!

Защищает он мужика, которого проститутка обвинила в изнасиловании и пытается по суду получить с него значительную сумму за нанесенную травму. Обстоятельства дела: истица утверждает, что ответчик завлек ее в гостиничный номер и там изнасиловал.

Мужик же заявляет, что все было по доброму согласию. Последнее слово за Плевако.”Господа присяжные,” – заявляет он.

“Если вы присудите моего подзащитного к штрафу, то прошу из этой суммы вычесть стоимость стирки простынь, которые истица запачкала своими туфлями”.

Проститутка вскакивает и кричит: “Неправда! Туфли я сняла!!!”

В зале хохот. Подзащитный оправдан.

2. «15 лет несправедливой попреки»

Однажды к Плевако попало дело по поводу убийства одним мужиком своей бабы. На суд Плевако пришел как обычно, спокойный и уверенный в успехе, причeм безо всяких бумаг и шпаргалок.

И вот, когда дошла очередь до защиты, Плевако встал и произнес:- Господа присяжные заседатели!В зале начал стихать шум. Плевако опять:- Господа присяжные заседатели!В зале наступила мертвая тишина.

Адвокат снова:- Господа присяжные заседатели!В зале прошел небольшой шорох, но речь не начиналась. Опять:- Господа присяжные заседатели!

Тут в зале прокатился недовольный гул заждавшегося долгожданного зрелища народа. А Плевако снова:

– Господа присяжные заседатели!Тут уже зал взорвался возмущением, воспринимая все как издевательство над почтенной публикой. А с трибуны снова:- Господа присяжные заседатели!Началось что-то невообразимое. Зал ревел вместе с судьей, прокурором и заседателями. И вот, наконец, Плевако поднял руку, призывая народ успокоиться.

– Ну вот, господа, вы не выдержали и 15 минут моего эксперимента. А каково было этому несчастному мужику слушать 15 лет несправедливые попреки и раздраженное зудение своей сварливой бабы по каждому ничтожному пустяку?!

Зал оцепенел, потом разразился восхищенными аплодисментами.

Мужика оправдали.

3. 20 минут

Очень известна защита адвокатом Ф.Н.Плевако владелицы небольшой лавчонки, полуграмотной женщины, нарушившей правила о часах торговли и закрывшей торговлю на 20 минут позже, чем было положено, накануне какого-то религиозного праздника. Заседание суда по ее делу было назначено на 10 часов. Суд вышел с опозданием на 10 минут. Все были налицо, кроме защитника – Плевако.

Председатель суда распорядился разыскать Плевако. Минут через 10 Плевако, не торопясь, вошел в зал, спокойно уселся на месте защиты и раскрыл портфель. Председатель суда сделал ему замечание за опоздание. Тогда Плевако вытащил часы, посмотрел на них и заявил, что на его часах только пять минут одиннадцатого. Председатель указал ему, что на стенных часах уже 20 минут одиннадцатого.

Плевако спросил председателя: – А сколько на ваших часах, ваше превосходительство? Председатель посмотрел и ответил:- На моих пятнадцать минут одиннадцатого. Плевако обратился к прокурору:- А на ваших часах, господин прокурор?Прокурор, явно желая причинить защитнику неприятность, с ехидной улыбкой ответил:- На моих часах уже двадцать пять минут одиннадцатого.

Он не мог знать, какую ловушку подстроил ему Плевако и как сильно он, прокурор, помог защите.Судебное следствие закончилось очень быстро. Свидетели подтвердили, что подсудимая закрыла лавочку с опозданием на 20 минут. Прокурор просил признать подсудимую виновной. Слово было предоставлено Плевако. Речь длилась две минуты. Он заявил:- Подсудимая действительно опоздала на 20 минут.

Но, господа присяжные заседатели, она – женщина старая, малограмотная, в часах плохо разбирается. Мы с вами люди грамотные, интеллигентные. А как у вас обстоит дело с часами? Когда на стенных часах – 20 минут, у господина председателя – 15 минут, а на часах господина прокурора – 25 минут. Конечно, самые верные часы – у господина прокурора.

Значит, мои часы отставали на 20 минут, и поэтому я на 20 минут опоздал. А я всегда считал свои часы очень точными, ведь они у меня золотые, мозеровские.

Так если господин председатель, по часам прокурора, открыл заседание с опозданием на 15 минут, а защитник явился на 20 минут позже, то как можно требовать, чтобы малограмотная торговка имела лучшие часы и лучше разбиралась во времени, чем мы с прокурором?
Присяжные совещались одну минуту и оправдали подсудимую.

4. Знамение.

Великому русскому адвокату Ф.Н. Плевако приписывают частое использование религиозного настроя присяжных заседателей в интересах клиентов.

Однажды он, выступая в провинциальном окружном суде, договорился со звонарем местной церкви, что тот начнет благовест к обедне с особой точностью.Речь знаменитого адвоката продолжалось несколько часов, и в конце Ф. Н.

Плевако воскликнул: Если мой подзащитный невиновен, Господь даст о том знамение!

И тут зазвонили колокола. Присяжные заседатели перекрестились. Совещание длилось несколько минут, и старшина объявил оправдательный вердикт.

Источник: https://fishki.net/1318634-primery-blistatelnyh-vystuplenij-v-sude-advokata-nf-plevako.html © Fishki.net

Источник: https://dirksen-lawyer.ru/zashtitelnaya-rech-ugolovnogo-advokata/

Как пользоваться адвокатом. Почти инструкция

Что говорит адвокат

+T –

Каждый год меня кто-нибудь спрашивает что-то вроде: ну, зачем мне адвокат? Или: зачем вообще нужны эти адвокаты — я и сам могу. Или даже слышу суждение вроде «адвокаты — те же юристы, только денег берут больше». И каждый раз терпеливо отвечаю… Вот и сейчас.

Адвокат, вообще-то, довольно простая и ясная профессия: профессиональный советник по правовым вопросам. Ну, что тут непонятного: договор составить — это юрист на работе есть, а вот совет дать, профессиональный — это, типа, адвокат. Всё так, но не совсем.

Во-первых, считается, и не зря считается, что адвокат — это специалист в судебной процедуре. То есть, основа профессии адвоката — защита и представительство граждан и организаций в суде.

С 2023 года только адвокаты смогут представлять граждан в судах. Сегодня в гражданский процесс может прийти любой «представитель», даже без высшего образования, но уже в ближайшие годы тут произойдут значительные изменения.

И слава богу! Вы же не хотите, чтобы вас лечил человек, прочитавший вчера «всё-всё» про вашу болезнь в Википедии? Ну, а в суде почему нужен менее профессиональный человек? Потому, что «не смертельно»? Это как посмотреть…

Во-вторых, адвокат, даже имеющий определённую специализацию, тем не менее, должен знать основы законодательства в любой сфере человеческой жизни.

Например, моя специализация — семья и дети, но это не значит, что я не отвечу вам на большинство вопросов про наследство или про последствия ДТП. Этим и удобен. Вопрос можно задать любой — и получить как минимум 80% ответа.

Или, при оказании юридической помощи по одному делу, понять, «чего, в принципе, ждать» по другому.

В-третьих, адвокат, и только он, может быть защитником по уголовному делу. Да, есть такой институт «общественных защитников», на мой взгляд, скорее кивок в прошлое, во времена «широкого обсуждения в трудовых и партийных коллективах».

  Сегодня защита по уголовному делу почти никогда не включает в себя «взять на поруки» или прочие общественно-полезные вещи. Бывают, разумеется, исключения, но если по вашему делу что-то не в порядке, нужно звать не журналиста, а всё-таки специалиста, адвоката.

Журналист, может быть, пригодиться, но защищать в суде и на следствии всё же должен человек, который понимает, что происходит, а не просто «честный, добрый и хороший парень».

В-четвёртых, и, пожалуй, в-главных, адвокат, простите за тавтологию, обладает статусом адвоката. А это значит: определённая независимость, адвокатская тайна и адвокатская этика. Добавим сюда ещё и адвокатское сообщество, которое за этими тремя «китами» присматривает.

Адвоката нельзя просто так привлечь к ответственности, в том числе уголовной, у адвоката нельзя просто так провести обыск, адвокат имеет за спиной сильный и надёжный (во всяком случае, сужу по адвокатской палате Москвы) тыл в виде адвокатской палаты. Всего этого «просто юрист» лишён, и всё это позволяет говорить о существенно большей независимости адвоката как от следствия, так и от судей и от прочих органов.

Адвокат обязан хранить адвокатскую тайну. Причём в этом ему существенно помогает закон: например, материалы адвокатского производства не подлежат досмотру, даже при обыске у адвоката нельзя заглядывать в досье доверителей. И это не просто декларация, а за этим следит специальный представитель адвокатской палаты, имеющий на это законные полномочия.

Адвокат никому и никогда (пока его не освободит от этой тайны доверитель) не может рассказать ничего про своего доверителя. Например, даже о факте обращения к нему конкретного человека.

Разумеется, если ваш адвокат ходит в суд с вашей доверенностью — это уже не тайна.

Но если вы просто решили переговорить с опытным специалистом — адвокат не ответит ни да, ни нет на вопрос, обращались ли вы к нему.

Это, кстати, довольно важная штука. Главное, что есть у адвоката — доверие. И это доверие обязательно подразумевает полную «герметичность» отношений.

Например, звонит мне (спустя год, как мы работали с доверителем) его новый юрист, просит, чтобы мы передали копии имеющихся у нас документов по делу Е-ва. Документы у нас есть, архив цел и полностью сохранен, и доверителя Е-ва мы прекрасно помним.

Но что отвечает секретарь? «Простите», — говорит, — «Если такой клиент к нам обращался, то ему стоит самому связаться с адвокатом и дать соответствующее распоряжение о передаче документов».

Таким образом, мы не подтвердили (но и не опровергли) даже сведения о том, что Е-в к нам обращался.

Е-в связался с адвокатом на следующий день, и попросил передать Ивану Николаевичу Ш-ву необходимые копии документов. И, несмотря на обиженный вид господина Ш-ва, мы у него ещё и паспорт попросили показать.

Во всех остальных случаях, адвокат ведёт себя не менее щепетильно. Например, в «Команде адвоката Жарова» есть специально разработанный стандарт конфиденциальности, не позволяющий никому из сотрудников называть даже фамилию доверителя при разговоре по телефону где-то вне офиса. «Доверитель» — самое удобное слово.

Третий важный «кит» — адвокатская этика. В принципе, Кодекс профессиональной этики адвоката — публичный документ, его стоит прочитать. Важно то, что адвокатское сообщество очень строго требует его соблюдения. Даже в мелочах.

Например, участвующие в процессе в интересах противоборствующих сторон адвокаты, не должны беседовать с клиентом адвоката противоположной стороны без присутствия адвоката (или с его согласия).

Это только звучит заумно, а вещь очень разумная: у человека есть профессиональный советник по правовым вопросам, оказывающий юридическую помощь, и не надо делать так, чтобы человек без этой помощи остался. Писать лично противной стороне, кстати, кодекс профессиональной этики не запрещает :).

Адвокат обязан вести себя с соответствующими адвокатской профессии достоинством и вежливостью. Даже в пылу судебных страстей, адвокат — самый рассудительный человек в зале судебных заседаний. Его дело — право, закон, честность, добросовестность и отстаивание интересов доверителя. А качество этой работы от уровня децибел не зависит.

Про гонорары адвокатов можно слагать песни.

Мне за 18 лет судебной практики (десяток из которых в статусе адвоката) не довелось видеть клиента (ни у себя, ни у коллег) довольных суммой уплаченного гонорара.

Это, конечно, особенности профессии: пока проблема остаётся, она кажется более значимой и «дорогой», а как только она проходит — ценность её падает до нуля. Оказанная услуга цены не имеет, увы.

Вообще, хороший адвокат, то есть тот, который знает, что делает, и знает глубоко, и в той сфере, в которой вам надо, стоит объективно недёшево.

Невозможно предположить, что кто-то, чей час стоит 475 фунтов стерлингов в час (не самая большая ставка английского адвоката), и чья загрузка позволяет лишь 2 недели отпуска в году, станет работать, по какой-то причине, за 10 фунтов.

Да, есть программы оказания юридической помощи бесплатно, и в некоторых из них принимают участие и очень дорогие адвокаты, но ни в одной из этих программ доверитель не может выбирать адвоката, а лишь воспользоваться тем, кому дело выпало.

В «Команде адвоката Жарова» есть также программы pro-bono, и их объём в 2017 году, например, превысил 400 часов в год, но рассчитывать на оказание бесплатной юридической помощи именно у нас — невозможно: мы берём дела по рекомендации определённых благотворительных фондов и только определённой категории доверителей.

Большинство адвокатов работают по принципу «сумма денег за дело». Это значит, что, например, ваше дело в суде по возврату денег по расписке будет стоить, ну, например, 200000 рублей. Сколько бы ни было заседаний, и как бы не прятался ответчик.

Разумеется, назначая сумму за всё дело, адвокат будет учитывать эти возможные задержки и осложнения. Если сможет.

Но всё равно это будет определённая «лотерея» — или адвокату придётся работать больше, чем он планировал, или по факту получится, что потрачено меньше времени, чем это было бы выставлено в счёт, работай адвокат «по часам».

Адвокаты с большой загрузкой, как правило, предпочитают почасовую оплату. Причём, по некоторым категориям дел можно говорить о какой-то «максимальной» сумме (называется на жаргоне «кэп») за дело.

Но вот «Команде адвоката Жарова» повезло в этом смысле не очень: когда идёт семейный спор, а тем более включающий в себя спор о детях — о границах говорить не приходится… Начинаем, например, с простого, развод, да взыскание алиментов. Тут ещё можно «угадать» продолжительность работы и сумму.

Внезапно ответчик заявляет встречный иск: хочу определить место жительства детей со мной… И поехало. Сначала — дело в районный суд, потом начинаются бесконечные экспертизы.

А следом «прилетает» ещё и исполнительное производство по алиментам, поскольку платить добровольно никто не собирался… Тут уже прогнозировать можно совершенно приблизительно (хотя по нашим правилам мы стараемся после каждого такого «вызова» всё же пересчитать возможный объём работы и обсудить его с доверителем). Поэтому финансовый результат можно описать только двумя словами: очень дорого. Увы. Развод, дети — действительно обходятся нам очень дорого.

Как же тут выбирать? Никто не знает. Самое главное, конечно, ответить на вопрос про доверие. Если доверия нет — никакой такой адвокат не нужен, ни дорогой, ни бесплатный. Адвоката вы должны понимать, его слова и объяснения должны быть совершенно понятны доверителю.

Второе — отзывы тех, кому вы доверяете, особенно если они уже у этого адвоката были. Отзывы в интернете, увы, не всегда достоверны или, говоря проще, всегда недостоверны. Никто не будет писать искреннее «спасибо» адвокату, например, защитившему от уголовной статьи… Ещё в своём, узком кругу, да, может. А на публику — ни за что.

Поэтому всё, что написано на многочисленных сайтах про «успехи» того или иного юриста — стопроцентная туфта. А вот плохое, особенно анонимно — это написать несложно. Причём опять же, всё, что написано плохого — тоже туфта: ни один вменяемый адвокат с доверителем не расстанется со скандалом, ну, уже просто в силу собственной профессии.

  Так кто это пишет под именем «Ивана Петровича» всякую муть? Не соседи ли из какого-нибудь «юридического холдинга»? Нет, интернет, увы, не источник.

И конечно, если адвокат хоть сколько-нибудь публичен, у него есть статьи, видео, аудио — всё это стоит почитать, посмотреть, послушать. И сделать вывод самому: твой это адвокат, или не твой.

Разумеется, мне не встречалось адвокатов-практиков, специалистов в своей отрасли, которые голодали, но выходили в суд бесплатно. Не может быть «хорошего и дешёвого» адвоката хотя бы по той причине, что адвокату самому приходится оплачивать и свой офис, и помощников, и даже воду и электричество. И единственный источник выплат для адвоката — это гонорары клиентов.

Кстати говоря, офис адвоката — это тоже весьма важная вещь. Нет, это не обязательно должен быть особняк со львами и золотыми ручками на дверях (хотя и это говорит о востребованности, как минимум), но то, что вам в этом офисе должно быть уютно, на мой взгляд, обязательно.

Вот, к нам приходят люди в самый напряжённый момент своей жизни: семья летит под откос, дети — на разрыв между родителями… В этот момент совершенно недопустимо принимать человека в условиях, когда и расслабиться-то нельзя.

Допускаю, что какие-то вещи можно обсуждать и по трое в комнате (а я видел и шесть адвокатов в одной комнате — и все вели приём), но всё же удобство доверителя, его чувство защищённости — важнейшая вещь.

Если в офисе адвоката (его доме родном) вам неуютно, тревожно, нет ощущения полной безопасности — не уверен, что вы пришли к своему адвокату.

https://www.youtube.com/watch?v=ZdsIn6B3c5k

Ну и, конечно, офис адвоката — место полной и абсолютной конфиденциальности.

Ну что, адвоката выбрали? Теперь садитесь и всё рассказывайте, не опасаясь того, что ваша тайна кому-то станет известна. Адвокат умрёт (лет через…) вместе с ней, не переживайте.

Рассказывайте-рассказывайте, потому, что говорить неправду своему адвокату (как и утаивать от него что-то) — это как у доктора промолчать про боли в боку или отказаться сдавать анализы.

Не бойтесь, вы в надёжных руках.

Оригинал

Источник: https://snob.ru/profile/10358/blog/134986

Юрист должен уметь говорить? Юрист ДОЛЖЕН уметь говорить!

Что говорит адвокат

Мы все думаем, что мы умеем говорить, считается, что юрист – как раз та профессия, где умение говорить ценится гораздо больше, нежели в других профессиях (какой-нибудь программист или дизайнер-фрилансер может вообще быть немым, юрист, понятное дело, нет). Но что мы под этим понимаем? Действительно ли все юристы УМЕЮТ говорить? Не в смысле открывать рот, издавать звуки и складывать их в слова, а владеть голосом, речевым аппаратом и в целом умением формулировать мысль как профессиональным инструментом.

И когда-таки выступление закончилось, профессор изрек: «Вот Вы своим выступлением сами нанесли мне моральный вред! Я считаю, что юрист должен уметь говорить. Юрист, который не умеет говорить – это нонсенс!»

Кстати, фразу “юрист должен уметь говорить!” как-то изрек на одном из семинаров в РШЧП Гонгало Б.М. (вот уж кто умеет это делать виртуозно, так это он). Помню, на этом занятии мы все читали доклады по теме курса.

И один из слушателей, не буду говорить кто, дабы не обидеть однокашника, вышел, открыл книжку и начал читать. Не рассказывать, а просто читать. И делал это так монотонно, что по нашему преподавателю во время выступления было видно, какое страдание это все действо ему приносит.

Надо сказать, что это был авторский текст (просто студент решил прочитать свой текст прямо из сборника, в котором он был напечатан), но несмотря на это впечатление он не произвел, вернее, произвел, но не то, какое бы хотелось.  Доклад был посвящен теме морального вреда.

И когда-таки выступление закончилось, профессор изрек: «Вот Вы своим выступлением сами нанесли мне моральный вред! Я считаю, что юрист должен уметь говорить. Юрист, который не умеет говорить – это нонсенс!». Вот эта фраза врезалась в память навсегда.

Может быть именно поэтому потом я стала интересоваться тем, а как и где научиться этому самому умению. Выступать я и сама люблю, но далеко не всегда получается так, как хотелось бы.

Ведь действительно, почему у кого-то получается выступить шикарно, а от кого-то то в сон тянет, то уши в трубочку сворачиваются. Захотелось разложить это «умение говорить» по полочкам. Итак, из чего же оно складывается? Если взять примерный план обучения на популярных нынче курсах по речевому мастерству, то вот как он примерно выглядит:

1. Постановка рече-голосого аппарата к звучанию 2. Дыхание. Постановка голоса 3. Дикция. Исправление речевых недостатков 4. Орфоэпия. Исправление просторечия и говора.

5. Основы публичного выступления.

1-2. Для чего нужно первое и второе – чтобы голос хорошо звучал. Многие говорят только «на верхах» (особенно женщины в силу определенных физиологических особенностей), есть гнусавые голоса и т.д. И ведь действительно, почему-то некоторые считают, что чем гнусавие, выше и нуднее звучит их голос, тем более официальный получается тон.

Чаще всего это проявляется, когда по телефону обсуждаешь с каким-нибудь юрисконсультом разногласия по договору. Или в суде, когда представитель, зачитывает пояснения. А если с тем же человеком обсуждать что-то отвлеченное, погоду и т.д., то как-то сразу голос меняется. Другой случай – это когда, выступая, юрист бубнит по нос – его просто не слышно.

Это как раз все исправляется постановкой голоса.

3. Третье – дикция и речевые недостатки. Есть масса упражнений на устранение таких недостатков (главный из которых, на мой взгляд, это речь с почти закрытым ртом).

Однако, стоит заметить, что полно отличных ораторов от юриспруденции, которые имеют массу недостатков дикции. Опять же, на то они и великие, что им можно простить небольшие недостатки, например, невыговаривание «р».

Простым же смертным, начинающим ораторам, лучше все-таки это подтянуть.

4. Орфоэпия. Ну тут все понятно, дОговор, договорА и прочие выраженсы, которые для грамотного юриста как красная тряпка для быка.

Когда при мне говорят договорА, я обычно поправляю так: «договоры склоняются также, как и помидоры, вы же не будете говорить помидорА». Ну если, конечно, замечание уместно.

Бухгалтеров не поправляю, у них договорА, похоже, профессиональный жаргонизм. Однако, другие слова, неюридические и спорные нам бы повторить не мешало.

Почему-то некоторые считают, что чем гнусавие, выше и нуднее звучит их голос, тем более официальный получается тон.

5. Основы публичного выступления. А вот это самое интересное. И, наверное, самое сложное в понимании того, как так выступать, чтобы было интересно. Вы не замечали, что когда мы сидим на всяких юридических конференциях (как научных, так и практических), порой тянет в сон, или в планшет/телефон, или еще куда-нибудь, но только не к оратору.

И если вдруг кто-то выступил интересно, это ведь событие. Еще труднее интересно вести научное мероприятие, например конференцию. Этим виртуозно владеет уже упомянутый проф. Гонгало. То ли на прошлом, то ли на позапрошлом конгрессе он, только объявляя докладчиков, но сам с докладом не выступая, сорвал, похоже, больше аплодисментов чем собственно докладчики: http://.

com/video-215303_160291631

Из молодых кого можно назвать: Роман Бевзенко (выступал у нас с лекцией по аренде – просто зажег аудиторию), наши, уральские: Артём Васильев, Дмитрий Мурзин, помню, давненько слушала аудиолекции Артёма Карапетова, жаль вживую не видела.

Ну отрицательные примеры приводить не будем, сами ходите на мероприятия, и встречались с ними не раз.

Удивительно, но даже на конференции по фотографии мне было куда интереснее, чем на большинстве наших юридических мероприятиях, хотя я не специалист в фотографии.

Много интересных примеров можно найти на канале ВАС РФ. Есть масса блестящих выступлений квалифицированных юристов, но есть, увы, и обратные примеры, когда ужасаешься, как можно было ТАК подготовиться к выступление в Высшем Арбитражном Суде.

Частенько этим «блещут» представители всяческих госструктур. Долго искать не пришлось, вот пример: http://www..

com/watch?v=ImdRIjpf_jE#t=1062 Думаю, и не специалист по риторике сможет определить основные ошибки: никогда нельзя читать речь в суде (да и любую речь) с листа, надо рассказывать, ну и монотонный бубнеж тоже не приветствуется.

А вот это выступление мне понравилось, несмотря на то, что требования не удовлетворили: http://www..com/watch?v=1fPS8hcyBmg#t=547 (для контраста с представителем ФНС, хотя, повторюсь, можно найти массу других просто шикарных выступлений юристов в том же ВАСе).

Все это я зачем пишу. Нет, я не считаю себя великим оратором. Пока только учусь, разбираюсь. Скоро, кстати, будем разбирать это все по полочкам с очень хорошим преподавателем по риторике на одном из семинаров.

Хочу у вас, дорогие коллеги, узнать, а что вы по этому поводу думаете? Интересны примеры, как положительные (может быть, вы используете какие-то свои фишки в публичных выступлениях), так и отрицательные (расскажите что вас раздражает в других юристах в плане речи).

Да, тут помимо простого человеческого любопытства я преследую и профессиональный интерес – Ваши интересные комментарии хочу включить в материал, который мы готовим в ближайший выпуск газеты.

Источник: https://zakon.ru/blog/2014/4/18/yurist_dolzhen_umet_govorit_yurist_dolzhen_umet_govorit

Адвокат раскрыл пять главных уловок следователей на допросах

Что говорит адвокат

В делах об экономических преступлениях нередко свидетели становятся обвиняемыми. Бывший следователь, а ныне адвокат Антон Корнев рассказал на своем канале в ЮТуб о пяти самых распостраненных уловках, с помощью которых невинные люди могут оказаться в статусе обвиняемых, а то и осужденных.

Антон Корнев, адвокат, основатель юридического агентства

Сам по себе допрос – это получение сведений следователем или дознавателем, для чего получают эти сведения, либо для установления истины по уголовному делу и тогда все хорошо, либо для того, чтобы получить требуемый результат, а проще говоря, притянуть то, что знает следователь к какому либо человеку.

К сожалению, по экономическим делам все чаще и чаще мы видим второй вариант, когда следователь, обладая какой- либо информацией пытается найти того человека роль обвиняемого, которому подойдет больше на его взгляд. Как понять, что вы попали именно в такую ситуацию, конечно же, по вопросу. И сегодня я разберу 5 основных вопросов, которые должны заставить вас задуматься и насторожиться.

И так самый первый вопрос – вы же понимаете, что просто так на допрос не приглашают?

Это очень старый ход. Этой фразой следователь или дознаватель дает вам четко понять, что он очень сомневается в том, что ваш статус свидетеля останется таковым. Если вы слышите такой вопрос, то мой вам совет – просить перерыв для того, чтобы пригласить адвоката.

Этим вопросом следователь рассчитывает на то, что вы испугаетесь и если вам есть что скрывать, то сразу во всем признаетесь. Наивно так полагать, но иногда это действительно срабатывает, если человек эмоционально неуравновешенный, переживал очень долго и сильно перед допросом, это может сработать. Будьте внимательны.

Второй вопрос – вы же понимаете, что нам всё все известно?

Это делается для того, чтобы у вас появился психологический дискомфорт и вы стали сомневаться в выбранной тактики защиты, вы стали сомневаться, что вы действительно ничего не делали и именно на этих сомнениях в чем-то там сознались.

Никогда не надо верить следователю, его задача как можно больше людей выявить, которые причастны к уголовному преступлению. И даже если это не всегда так, все равно его работа будет заключаться именно в этом, не только выявить само преступление, но и как можно больше выявить людей, причастных к этому преступлению и подвергнуть наказанию в последующем, имейте это ввиду, это его работа.

Третий вопрос – вы же знаете, что отказ от дачи показаний автоматически является признанием вашей вины?

Это очень грубый, что психологически, что юридически прием, он возможен исключительно, если вы один на допросе. Никогда не будет эта фраза включена в протокол и это ложь.

Дело в том, что следователь сознательно подменяет понятия признание вины и отказ от дачи показаний, они не смешиваются.

Никакого автоматического признания вины в уголовно-процессуальном кодексе и в уголовном кодексе не предусмотрено, это – обман. Вы имеете право на основании 51-й статьи конституции РФ отказаться от дачи любых показаний.

Это ваше конституционное право, а ставить в вину то, что вы воспользовались конституционным правом – запрещено.

Все это нужно опять же для того, чтобы вы испытывали психологический дискомфорт, начали путаться в показаниях, сомневаться в своих показаниях, все это называется “психологическое давление на свидетеля”. И оно возможно только в том случае, если вы пришли на допрос один, без адвоката.

Четвертый вопрос – вы же понимаете, что либо вы сейчас признаетесь, либо прямо отсюда с допроса едите в СИЗО?

Это делается специально, а особенно очень любят это делать после того, как прошел обыск и уже достаточно долго идет допрос, когда свидетель физически и морально вымотан и информация о том, что все, что ты нам рассказал полная чушь, ты врешь и за это мы тебя сейчас будем оформлять арест, должна вызвать стресс у человека, его погружают в ту реальность, в которой он не вернется сегодня домой, а уедет в тюрьму, чтобы он был более сговорчив.

Иногда даже разыгрывается целый спектакль. Следователь звонит в суд, узнает, когда там приемные часы, кто-то постоянно заходит в кабинет и спрашивает с благодушной улыбкой, ну что, злодей еще не сознался, нет, ну не парься, давай его арестуем, я подпишу, как будто это его начальник и т.д. и т.п.

Могут и вызывать конвой, давать вам пять, десять минут подумать, пока они стоят за дверью, чтобы вы сознались…

Знайте, что меру пресечения в виде ареста должна санкционировать прокуратура, то есть у них должно быть достаточно оснований для того, что бы вас в чем-то обвинять. А после этого меру пресечения в виде ареста избирает суд и только он.

На все на это у доблестных сотрудников правоохранительных органов есть всего лишь 48 часов, то есть без предъявления обвинения вас могут задержать в качестве подозреваемого только на два дня.

В течении этих двух дней они должны выйти с ходатайством в прокуратуру, прокуратура поддержать предъявление вам обвинения и пойти в суд, а суд уже разбирается, достойны вы того, чтобы к вам меру пресечения в виде ареста избрать или можно что-то помягче.

Пятый вопрос – вы же понимаете, что если сознаетесь сейчас, то максимум, что вам светит это условный срок?

Никогда не верьте таким вопросам и таким заявлениям следователя. Дело в том, что обещая незначительное наказание за те действия, в которых возможно содержится состав преступления и следователь будет вас очень серьезно убеждать, что вы нарушили такой-то закон и если вы ему вдруг поверите и пойдете на самооговор или на дачу ложных показаний, вы ничем себе не поможете.

Следователь не может вам гарантировать ничего. Только суд решает, у кого какая роль была, правильно ли эту роль установил и доказали на следствии и какое наказание будет избрано конкретно вам, если до этого дошло. И следствие на этот процесс повлиять не может от слова совсем.

Поэтому когда следователь обещает что-то подобное, это ни о чем. Не может он вам гарантировать, что если вы согласитесь на его условия, то вы получите условный срок.

И естественно оценить правду говорит следователь, неправду, оценить все последствия таких предложений от следствия может только адвокат, у которого наработана серьезная судебная практика.

И если то, что предлагает следователь, бьется с актуальной судебной практикой и адвокат говорит да мы пойдем на это, это совершенно другая ситуация. Вы можете либо верить, либо не верить следователю, если вдруг пришли без адвоката и мой вам совет – не верьте следователю, это будет гораздо полезнее для вас.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter

Источник: https://newizv.ru/news/society/11-12-2020/advokat-raskryl-5-glavnyh-ulovok-sledovateley-na-doprosah

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.