Мотивы принятия решения стать судьей

А вы бы хотели работать судьей?

Мотивы принятия решения стать судьей

Даже крупные чины и ученые мужи не скрывая вещают с больших трибун: судейская система становится все более закрытой, концентрируясь на рекрутинге в ряды судей бывших работников аппарата суда. Это, полагают эксперты, ведет к застою и значительно понижает реальную независимость судей.

Как человек, отработавший в суде десять лет, могу согласиться с данным выводом – назначать судьей человека, ранее работавшего только в аппарате суда, отнюдь не самая хорошая идея.

Бывшие коллеги со мной не согласятся. И это нормально: подавляющее их большинство оправдывает свою работу на столь низкооплачивамой работе именно судейскими перспективами.

По закону для этого нужно всего-то ничего – 5 лет юрстажа и сдача специального экзамена. Ну и отсутствие судимостей, бизнеса, а заодно и непутевых родственников.

Помимо требований, прописанных в законе, есть еще масса негласных или же закрепленных в подзаконной или инструктивной документации.

Я как-нибудь остановлюсь подробнее на механизме назначения судей, а сейчас расскажу, почему человеку, видевшему лишь судебную службу, нежелательно быть судьей.

Ранее, года до 2013-2014 работа в аппарате хотя бы 2-3 года была негласным обязательным условием для «быстрого» старта на судью для тех, кто не имел к суду отношения.

Это было весьма грамотно, так как в суды приходили бывшие следователи, помощники прокурора, юристы по протекции, сразу принимались на должность помощника судьи (должность внеконкурсная, решающее слово за предом, но с обязательным учетом мнения судьи). Отрабатывали год-полтора и шли на экзамен. Сдавали его и потом на судью.

Вот это – нормально. Это были люди, видевшие жизнь за пределами суда. Сейчас же все больше и больше кандидатов в судьи (успешно проходящих конкурсы) имеют за плечами по 7-10 лет работы в суде на должностях аппарата.

И подчас это их единственный опыт на юридическом поприще.

Сам я перед судом, пока доучивался два года заочно, работал в частной компании юристом, кадровиком и сисадмином (глупость, да?), а придя в суд достаточно легко адаптировался и к нагрузке и к прочим прелестям.

При этом я успел получить небольшой, но все же опыт и самостоятельной подачи документов в суд, и оформления недвижимости, и даже сопровождения пары сделок. Сейчас же, уже год работая в частной практике, я в полной мере осознаю узость полученных в суде практических навыков юриста.

5 причин, почему лучше не идти на судью, отработав там 10 лет

Но обо всем по порядку. Почему «засидевшемуся» лет так 10 в суде аппаратчику лучше не становиться судьей?

1. У него нет и не будет “психологической” независимости. Не по закону не будет, нет – закон никто не отменял – Конституция декларирует независимость судьи.

Психологически не будет, так как 10 лет он привык подчиняться своему судье и председателю. И если он начнет работу в том же судебном районе, будет подчиняться тому же преду как мировой судья.

Да, подчиняться по вопросам организационным, но…

2. Отсутствие иной практики, кроме работы в суде.

Знать процессуальное законодательство и видеть чужие иски – это хорошо, но без реального опыта их подготовки и формирования доказательной базы; без опыта регистрации сделок; без собственной юридической деятельности и прочего нельзя понимать мир за пределами суда. Добавьте сюда малый жизненный опыт (средний возраст мировых судей начинается от 28-30 лет) и вуаля – имеем человека с полномочиями, но без понимания реалий жизни. Черствый, привыкший к инструкциям сухарь.

3. Заведомая неприязнь к гражданам. Что бы вам не говорили «жаждущие места судейского», но редко кто через 7-10 лет труда в суде сохраняет теплые или нейтральные чувства к массово идущим в суд гражданам.

Профессиональная деформация у чиновников, работающих на земле, да еще и в условиях откровенно недостойной оплаты труда, порождает раздражение по отношению к идущим в суд. 5 лет – это потолок для аппаратчика, дальше идет ломка сознания.

Как будет смотреть на входящих к нему в зал сторон судья, если он провел целое десятилетие на копеечной зарплате, сглатывая постоянные тычки, окрики и унижения, коих от наших дражайших посетителей в любом суде хватает? А если еще и с руководством не повезло, то на выходе мы получаем озлобленного человека, который будет отрываться за свои обиды на своих подчиненных и гражданах.

4. Ограниченность правоприменительной практики. Спокойно нарабатывать полезный опыт, вникая в каждое дело, можно лишь в малых судах, не перегруженных по уши делами.

Во всех остальных случаях работа помощника судьи (обязательной ступени перед судейским креслом) сводится к быстрому поиску схожего по смыслу решения в базе данных суда или открытой базе РФ (bsr.sudrf.

ru) и оперативная компиляция исходных данных с уже наработанной чьей-то практикой. Судья поправит, если что не так.

Вникнуть в дело, почитать Пленумы, посмотреть разные позиции нереально, если сложных дел в день 2-3-5, на фоне всякой мелочевки и технических обязанностей, которые нужно выполнить еще вчера. Юрист, отработавший «на земле» лишь пару лет будет на порядок более гибок в мышлении, чем помощник с десятилетней выдержкой.

5. Психологическая усталость, выливающаяся на окружающих. Что такое работа в суде, особенно в крупном? Это беспросветный поток дел, заданий, сроков. Это рабочие дни с 8 до 20-00 (вместо положенных 17-00) и охапка дел домой.

Это отпуска по 10-14 дней, вместо полагающихся по закону 40 с выслугой, и из этих 14 дней минимум 4 придется провести на работе. Конвейер, тоска, беспробудная безнадега, подкрепленная низкой зарплатой. Став судьей, затюканный психологически экс-аппаратчик начинает вести себя так же, как вели себя с ним.

Хорошо, когда в суде теплая атмосфера и размеренная нагрузка. Но если его начальство втаптывало в грязь своих подчиненных – ждите судью-тирана. В любом случае став судьей, человек старается в первую очередь «отдохнуть», сбросив максимум задач на аппарат (особенно если он опытный), а потом и привыкает так работать.

В отличие от старых судей, умевших работать без помощников и понимавших ответственность за свои действия.

Непопулярное мнение

Уверен, бывшие коллеги меня осудят. И обсудят. И категорически не согласятся. Другие скажут, что «у него не вышло, вот и бесится», хотя сами уже третий раз сдали экзамен, но никак не могут попасть “в струю”.

Сразу оговорюсь, даже экзамен не сдавал, несмотря на прозрачные намеки руководства – мол, пора уже, сколько ты сидеть будешь? «Перегорел» еще несколько лет назад, поняв, что судьей становится и рано, и уже нет желания.

Не стану я хорошим судьей, потому как ничего кроме раздражения от работы уже не испытывал.

Может быть, вернусь к этой идее лет через 10, поработав «на земле», набравшись вне-судебного опыта, но не сейчас. И даже после года работы на себя мне уже судейская зарплата не видится чем-то заоблачным (она не так баснословна, как все привыкли считать), интересна скорее сама работа.

Как же так, – часто восклицали те, с кем я пытался говорить на эту тему. – Ведь суд – это карьера в судьи! Иначе нельзя.

Вот и плохо, что иначе нельзя! На 10 судей в суде приходится больше полусотни аппарата, и что же – каждому судьей быть? Где кресел набраться на всех, когда судей лишь сокращают? В аппарате должны трудиться специалисты с профильным образованием и с адекватным их задачам вознаграждением, а не мифической перспективой стать судьей, которой заменяют зарплату. Когда-то. Может быть.

Позже я расскажу, по настроению:

· Что нужно, чтобы стать судьей?

· Какая реальная зарплата у аппарата суда?

Интересует? Поддержите «пальцем вверх», подпиской на канал и ждите новых публикаций!

В следующих заметках немного отвлечемся от серьезных мыслей и снова вернемся к курьезам судебной работы.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/vsude/a-vy-by-hoteli-rabotat-sudei-5b0befd6a815f1dcd179b5a5

Мотив принятия решения претендовать на должность судьи

Мотивы принятия решения стать судьей

Задумываясь о написании статьи на тему портрет современника, поймала себя на мысли, что не могу выделить только одного судью, да и на конкретная тема диалога означала бы общение с одним из них.

Я же хочу отметить многих замечательных и профессиональных судей, с которыми мне посчастливилось работать за 40 лет моей службы в Нанайском районном суде, объединив наше общение одним вопросом: «Почему Вы стали судьей»?

Первой этот вопрос я задала сейчас уже судье в отставке Тамаре Васильевне Мурзиной, которая для меня является олицетворением справедливости, мудрости и работоспособности, которая много лет являлась председателем Нанайского районного суда Хабаровского края и проявляла заботу о каждом, она ответила, что «всегда мечтала быть юристом и работать с людьми. Получила высшее юридическое образование, работала адвокатом, позже решила попробовать стать судьей, и 18 марта 1979 года была избрана народным судьей Нанайского районного суда».

Задала этот же вопрос также судье в отставке Надежде Степановне Шаповаловой, которая за весь период работы судьей всегда была правой рукой председателя суда.

Опытнейший судья, она любила быстро и качественно рассматривать дела любой сложности и, в беседе Надежда Степановна ответила так: «Желание применить на практике теоретические знания, которые были получены в институте, жизненный опыт, приобретенный по работе в других должностях.

Очень хотелось нести людям добро, помогать им в сложных жизненных ситуациях, решать те проблемы, с которыми они сталкивались, с применением норм существующего законодательства, все это и побудило меня стать народным тогда еще судьей».

В настоящее время председателем Нанайского районного суда с 2014 года является Ольга Владимировна Корицкая, которой достался период капитального ремонта нашего храма правосудия. Коллектив суда после двух лет ожидания 23 сентября 2016 года переехал из временно занимаемого строения в отремонтированное здание, являющееся украшением села Троицкое.

Разговаривая с Ольгой Владимировной о том, почему она стала судьей, услышала ответ: «В недавнем интервью я уже отвечала на похожий вопрос. Намерение стать судьей сформировалось из желания, которое появилось, когда работала помощником прокурора Хабаровского района, была государственным обвинителем и поэтому постоянно находилась в суде.

Многому училась у более опытных работников, но непосредственное понимание процесса рассмотрения дел происходило в судебных заседаниях. Работа с судьями доставляла профессиональное удовлетворение, пока не поняла, что в суде хочется занимать другое место.

Появилось стремление принимать свои решения и нести за них ответственность, помогать людям разрешать их проблемы, с которыми они приходят в суд.

В 2006 году была назначена мировым судьей судебного участка №59 Нанайского района, затем федеральным судьей Краснофлотского районного суда г. Хабаровска».

При подготовке к написанию статьи особо приятным моментом для меня стало общение с судьями, многие из которых давно уже не работают в Нанайском районном суде, но с удовольствием вспоминают те годы.

Галина Николаевна Кочукова ушла на повышение в Хабаровский краевой суд в 2000 году, где в настоящее время работает председателем гражданской коллегии.

Мне Галина Николаевна сказала, что судьей стать она хотела для того, чтобы помогать людям, бороться со злом, восстанавливать справедливость.

А ещё отметила, что получала огромное удовольствие, когда выносила решение или приговор.

Галина Александровна Николаева в нашем районном суде проработала несколько лет, а с 2000 года по настоящее время занимает должность федерального судьи Индустриального районного суда г. Хабаровска.

Галина Александровна рассказала мне, что: «с детства мечтала стать юристом, и в 1977 году поступила в Ташкентский государственный университет имени В.И. Ленина, который окончила в 1982 году, вышла дипломированным юристом. К своей цели шла постепенно.

После университета работала 7 лет на предприятии юристом, затем 6 лет адвокатом. Так и сформировалось желание стать судьей».

Виктор Дмитриевич Басов проработал в нашем суде четыре года, а в 2005 году был назначен судьей Хабаровского краевого суда. С 2008 года по 2013 год он осуществлял руководство Ванинским районным судом. У Виктора Дмитриевича богатый опыт работы руководителем.

Ранее был заместителем начальника отдела юстиции Хабаровского крайисполкома. Очень было интересно узнать, почему захотелось изменить место работы и переехать из г. Хабаровска в Троицкое. На это Виктор Дмитриевич сказал: «Всегда хотел чего-то большего, совершенствоваться, не останавливаться на достигнутом.

Должность судьи для меня — достижение, к которому стремился, так как хотел проверить себя».

Работая в одном коллективе с Анной Михайловной Романько, которая занимала должность судьи в нашем районном суде с 2005 по 2011 год, Всегда знала, что она грамотный судья и замечательный наставник.

Анна Михайловна до назначения судьи работала начальником юридического отдела Центрального округа администрации г. Комсомольска-на-Амуре, а в настоящее время является судьей Ванинского районного суда.

Она всегда с теплотой и уважением вспоминает о том времени и о коллегах, с которыми она работала в нашем суде. И в шутку она говорит: «Нанайский суд — это рай».

Отвечая на вопрос, почему стала судьей, Анна Михайловна сказала: «Всегда хотела и знала, что буду судьей, к этой цели стремилась, чтобы проявить себя и принести пользу людям».

С начала 2006 году на должность федерального судьи была назначена Оксана Витальевна Герасимова, которая до этого два года трудилась в Нанайском районе мировым судьей. Оксана Витальевна — разносторонний и творческий человек, не боится перемен и добивается желаемого стараниями.

В настоящее время она работает судьей Хабаровского краевого суда. В разговоре с Оксаной Витальевной на тему, почему Вы стали судьей, она сказала: «Стремление и желание появилось не сразу, так как изначально успешно реализовывала себя в педагогической деятельности.

В процессе профессионального роста и личностного становления возникали разные ситуации, заставлявшиеся задуматься о своем профессиональном назначении, поэтому, когда сложившиеся обстоятельства подвели к выбору новой профессии, ею стала статусная должность судьи.

Был случай еще в школе, когда одноклассник обиделся на мою чрезмерную, по его мнению, тягу к справедливости. Эта тяга до сих пор со мной и мне в работе очень помогает».

С 2010 года в нашем коллективе три года работал в должности председателя суда Игорь Александрович Курпас, который в настоящее время находится в отставке и, не смотря на переезд, постоянно поддерживает с судом теплые отношения. В настоящее время работает на государственной гражданской службе в Шереметьевской таможне.

На мой вопрос о желании стать судьей, Игорь Александрович ответил: «На ум приходят общепринятые понятия. Это, в первую очередь, стремление приносить пользу людям, принимать справедливые решения, основанные на законе.

Но при более глубоком осмыслении, я пришел к убеждению, что гражданин, претендующий на должность судьи, помимо высокого профессионализма, должен обладать высокими моральными качествами и удовлетворять требованиям, предъявляемым при назначении на высокие судебные должности, то есть заслужить право стать судьей.

Начиная карьеру юриста в военной прокуратуре, я и не смел думать о том, что когда-нибудь мне будет предоставлена возможность работать судьей. Становление в профессии и знакомство с правом у меня проходило одновременно, так как, работая следователем, я параллельно получал второе высшее образование.

После его получения я приобрел необходимые знания и навыки и стал задумываться об ином содержании выбранной мной профессии. Стойко сформировалось желание стать судьей, так как работа любого судьи — это занятие творческое, и, осуществляя судейские полномочия, я мог получить те знания и навыки, в которых испытывал потребность».

В настоящее время в Нанайском районном суде трудится сплоченный коллектив судей, которые с удовольствием работают в стенах обновленного здания.

Елена Евгеньевна Фроленкова работает в суде с начала 2001 года. Она говорит, что: «стать судьей было осознанным решением, принятым еще в 14 лет, когда училась в восьмом классе.

Хотелось, чтобы окружающий нас мир был чище, добрее, справедливее. Было стремление помочь людям, защитить их права и интересы».

В нашем суде за весь период с 28 октября 1934 года работало больше, судей — женщин. Сейчас также преобладает женская прекрасная половина, но две должности занимают мужчины — опытные работники, грамотные судьи, которые давно достойно себя проявили и зарекомендовали — А.Л. Литовченко и А.Н. Шатилов.

Артем Леонидович Литовченко зачислен в штат Нанайского районного суда с ноября 2011 года. В беседе с ним, Артем Леонидович сказал мне, что всю жизнь мечтал стать судьей.

Как только в 2005 году закончил Хабаровскую Государственную Академию экономики и права, стал работать секретарем судебного заседания Центрального районного суда г.

Хабаровска, стремился к профессиональному росту, перешел помощником судьи Хабаровского краевого суда, где получил богатый опыт, который очень помог ему, когда стал работать судьей.

Алексей Николаевич Шатилов в декабре 2010 года был назначен мировым судьей судебного участка № 59 Нанайского района, а с января 2016 года стал федеральным судьей: «Решение стать судьей мной было принято 2009 году перед подготовкой к сдаче квалификационного экзамена. Такая мысль, конечно, пришла не спонтанно.

Полюбить юридическую профессию мне довелось после службы в рядах Российской Армии когда, обосновавшись на Дальнем Востоке. В 1994 году поступил на службу в отдел внутренних дел Нанайского района, и большую часть службы провел в отделении дознания. За это время окончил Дальневосточный юридический институт МВД РФ по уголовной специализации.

С гражданскими делами я до тех пор не сталкивался, это и вызывало интерес. Они по сей день для меня остаются самыми интересными, поскольку касаются самых разнообразных правоотношений. После того, как я завершил службу в милиции, поступил на работу по гражданской специальности, где получил опыт участия в судебных процессах в качестве представителя органа соцзащиты.

Это окончательно меня убедило, что необходимо повышать свой профессиональный уровень и стремиться стать судьей».

Совсем недавно, с 25 октября 2016 года, в нашем суде появился новый судья Елена Викторовна Сосницкая, которая давно зарекомендовала себя квалифицированным специалистом.

Рассуждая на тему моего вопроса, Елена Викторовна сказала: «Не могу ответить определенно… За весь период работы в Нанайском районном суде всегда передо мной был пример достойного судьи — Тамары Васильевны Мурзиной, которая для меня также была и хорошим учителем. Под ее руководством я начала свою трудовую деятельность в должности секретаря судебного заседания.

Позже стала помощником судьи, смогла достигнуть определенных результатов в работе, шагнуть на следующую ступеньку, поставить перед собой более сложные задачи и сдать квалификационный экзамен на судью».

Из ответов складывается собирательный образ судьи, таким, каким он должен быть. Прежде всего, необходимо высокое чувство долга и выдержка и, конечно, судье необходимо мужество, ведь судья принимает решения. Здесь одного профессионализма недостаточно, надо быть готовым к ответственности, которую налагает на судью профессия.

И, подводя итог моего общения с судьями Нанайского районного суда, могу сказать, что становление судьями у претендентов на эту высокую должность происходит не стремительное, а постепенное, так как это требует, помимо достойного опыта работы, огромного желания приносить пользу людям, любить их и помогать, не бояться ответственности и иметь предназначение быть судьей.

Галина Кучеренко,
помощник председателя Нанайского районного суда Хабаровского края, государственный советник юстиции 3 класса

Источник: https://zakon.uef.ru/motiv-prinjatija-reshenija-pretendovat-na-dolzhnost-sudi/

Быть судьей сложно и ответственно

Мотивы принятия решения стать судьей

Мы привыкли воспринимать судей как людей, стоящих над простыми человеческими переживаниями и судьбами. Это и понятно, ведь судьям дано право решать непростой вопрос: прав или виноват человек. Что думает о своей профессии судья Суда Ненецкого автономного округа Светлана Гомола, она рассказала в интервью «НВ».

– В судебной системе я работаю свыше 20 лет и попала туда случайно, – говорит Светлана Николаевна. – Так получилось, что окончание школы и техникума, где я получила профессию бухгалтера, пришлись на кризисные годы.

Молодого специалиста, даже с красным дипломом, никто брать не хотел, на предприятиях были повальные сокращения, требовался опыт работы.

Вот тогда я и встретила Зинаиду Елизаровну Башкирову, судью Нарьян-Марского городского суда Ненецкого округа, которая предложила мне попробовать себя в совершенно иной сфере деятельности – судебной и поработать секретарем судебного заседания. Тогда для этой профессии не требовалось высшего юридического образования.

Зинаида Елизаровна стала моим первым наставником. Это был прекрасный человек и высококвалифицированный судья. Обаятельная женщина, спокойная, умная, понимающая людей. Она никогда не относилась к людям равнодушно.

Очень любила свою профессию, к каждому делу подходила не только с точки зрения закона, но и с житейской мудростью, поэтому ее решения называли не только законными, но и справедливыми, что очень важно в нашем деле.

В 1993 году с работы секретаря судебного заседания в Нарьян-Марском городском суде Ненецкого округа и начался мой путь в профессию. Спустя год я поступила учиться в Вологодский филиал Московской государственной юридической академии. Учебу совмещала с работой.

Окончив академию, в мае 2000 года я сдала квалификационный экзамен на должность судьи, прошла конкурс и Указом президента РФ была назначена судьей Нарьян-Марского городского суда НАО, где работала до 2011 года.

Затем меня назначили судьей Суда Ненецкого округа без ограничения срока полномочий.

– Светлана Николаевна, в профессию вас привело желание вершить человеческие судьбы или жажда справедливости? Ведь любому, кто так или иначе сталкивается с судом или работой судьи, понятна мера лежащей на нем ответственности.

– Я полностью согласна, что работа судьи очень ответственная и сложная.

Ведь только когда садишься в судейское кресло, понимаешь, сколько нюансов, тонкостей в процессуальном и материальном законодательстве, причем на все нужно реагировать мгновенно.

Заявляется, предположим, ходатайство – ты тут же должен знать, как его рассмотреть. А самое главное – нужно уметь и не бояться принимать решения.

Когда я пришла на работу в Нарьян-Марский городской суд НАО, то имела познания о юридических профессиях довольно поверхностные, а о профессии судьи вообще ничего не знала.

Работая секретарем судебного заседания и общаясь с действующими юристами, узнала, чем, например, отличается следователь от прокурора, прокурор от адвоката и кто такой судья.

Я осознала, насколько широкое применение имеет юрис-пруденция в жизни современного общества, где каждый шаг человека регулируется соответствующими нормами права. Это все и определило мой выбор стать юристом.

Непосредственно участвуя в разрешении судебных споров, я получила первые знания о судейской профессии, увидела судебный процесс изнутри и поняла: судья – это человек, который принимает законные и взвешенные решения, влияющие на судьбы многих людей. Это арбитр, честный, грамотный, рассудительный, беспристрастный, справедливый.

Во всем мире считается, что пик юридической карьеры – стать судьей, выше этого ничего нет. Это оценка твоего профессионализма.

Ведь решить судьбу человека, приняв единственно правильное решение, когда достигаешь равенства между законностью и справедливостью, это верх совершенства в профессии юриста.

Мне захотелось попробовать свои силы именно в этой профессии, стать профессиональным юристом, судьей, хотя путь к судейству, конечно же, был очень непростым. Сегодня это стало смыслом моей жизни, поэтому свою работу очень люблю.

– Работа судьи не просто сложная, но, по большому счету, и неблагодарная, каждый день приходится общаться с разными, порой, неприятными людьми. Это требует огромных душевных затрат. Как вам удается справиться с ежедневными стрессами?

– Семья – это большая отдушина и крепкий тыл. Именно в кругу семьи я восполняю потраченные силы. Родители, супруг, дочери всегда меня поддерживают, стараются помочь, оградить от мелких бытовых забот. Они переживают тяготы и ограничения, связанные с моей работой. Никогда не упрекают, что я много времени ей уделяю. За это я им благодарна.

Дома я люблю вязать и вышивать. Это – творческий труд, он отвлекает, дает возможность отвлечься от решения профессиональных задач. Люблю отдых на природе.

В свободное время всей семьей выезжаем в лес с ночевкой. У нас ведь в округе столько интересных мест… Особое удовольствие доставляет рыбалка.

Сидя с удочкой, можно просто полюбоваться природой, отдох-нуть от городской суеты, поразмышлять…

– У вас обширная практика рассмотрения и гражданских, и уголовных дел. Какой судебный процесс больше всего запомнился? Вообще, судьи интересуются судьбами осужденных, или все строится по принципу: осудил, посадил и из сердца вон?

– Так сложилось, что я специа-лизируюсь на рассмотрении гражданских дел, это – трудовые споры, семейные, жилищные… Особенность рассмотрения гражданских дел в том, что приходится применять нормы права к конкретным жизненным ситуациям.

Все эти дела очень индивидуальные, запоминающиеся, у каждого своя жизненная ситуация, поэтому переживаешь за каждое дело, ставишь себя на место людей, понимаешь их мотивы. Конкретно какой-то судебный процесс назвать не могу. Самые запоминающиеся для меня дела – те, которые вызывают непонимание, приносят огромное душевное волнение и переживание.

Это процессы о лишении родительских прав, которые отнимают больше всего сил, бывает, очень тяжело совладать со своими эмоциями. Мне всегда трудно рассматривать дела, где решается судьба маленьких беззащитных ребятишек, которые безгранично любят своих родителей, преданы им, иногда ценой своей искалеченной жизни.

Жутко видеть, когда они лишены любви и заботы, слышать их недетские рассуждения, оправдывающие поведение родителей. В таких процессах обычно дети борются за своих родителей, а не наоборот. В моей практике только однажды ребенок сказал: «Хочу в интернат, мне там будет лучше».

При рассмотрении таких дел у меня всегда комок в горле стоит, не могу понять бездушного отношения к детям. Как можно не ценить их жизнь и безграничную любовь? Всегда считала, что судья не может быть равнодушным человеком. За время работы в судебной системе не встречала судей, безразличных к людям.

В моей практике было множество случаев, когда «своим» подсудимым из деревень приходилось помогать выехать в город на процесс. Бывало, осудишь, а потом тут же помогаешь устроиться в социальную гостиницу, деньгами, чтобы могли поесть и вернуться домой. Конечно, если наказание не связано с лишением свободы по вынесенному приговору.

Невозможно остаться равнодушной в процессе, участниками которого являются малолетние преступники. Всегда пытаюсь до них донести, что они калечат свою жизнь. По делам ведь видно – это случайность в жизни молодого человека или его упустили. Тут уже судьями применяются различные виды профилактических мер, и очень переживаешь, когда подросток оказывается на скамье подсудимых во второй, третий раз…

– Мне кажется, судьями могут работать только очень смелые люди, им нередко приходится выслушивать угрозы. Были ли в вашей практике такие случаи?

– Да, были, когда не удовлетворенные исходом дела граждане высказывали свое недовольство. Угрозы были спонтанные, вызванные эмоциями. Я отношусь к таким угрозам абсолютно нормально, понимаю людей. Ведь это следствие всплеска эмоций, потом они успокаиваются, извиняются. Однако бывают необъяснимые, безмотивные, провокационные угрозы, но это уже издержки нашей профессии.

– Как вам удается совмещать работу судьи и семейные хлопоты?

– В жизни нужно определять главные приоритеты. Как бы я ни любила свою работу, самое важное для меня – семья. Именно в кругу семьи стараюсь проводить свободное время. Оно есть у каждого, нужно только планировать дела – рабочие и семейные, выделять главные и второстепенные задачи.

Работу судьи можно отнести к творческой, мы сами планируем свой график, назначая дела к слушанию.

Из практики знаю, что, например, дело о взыскании долга займет одно время, а процесс о наследстве или возмещении ущерба по ДТП, где надо допрашивать свидетелей, экспертов, нотариуса, будет длиться дольше. Конечно, порой приходится задерживаться и в обеденное время, и вечерами. И по субботам работаешь.

Вместе с тем у меня есть правила. После окончания рабочего дня я дома занимаюсь хозяйством, детьми… По выходным на работу хожу рано утром, часов до 10-11, когда все домочадцы еще спят, после я полностью предоставлена им. Я научилась чувствовать и ценить время, это дает возможность идти на работу с удовольствием и с не меньшим удовольствием оттуда возвращаться…

Источник: http://nvinder.ru/article/vypusk-no-110-20022-ot-3-oktyabrya-2013-g/1396-byt-sudey-slozhno-i-otvetstvenno

СМИ

Мотивы принятия решения стать судьей
Порядочность никогда не выйдет из моды

“Вятский край”

№101(5429) от 1 июня 2013

Светлана Юрьевна Каштанюк

председатель квалификационной коллегии судей

Кировской области,

 судья Кировского областного суда,

председатель третьего судебного состава

– Рубрика у нас называется «Биография в лицах», поэтому для начала, Светлана Юрьевна, расскажите, пожалуйста, о себе.

– О себе? Ничего особенного: школа, юридический институт, работа в аппарате суда, в органах юстиции, затем – судьёй. Правда, мечта поступить в юридический институт появилась ещё в пятом классе.

Почему именно в юридический?

– Я много читала книг, в том числе о милиции, о следователях, любила детективы. За обложками тех книг – люди, их судьбы, хорошее и плохое, «добро» и «зло»… Вот и выбрала профессию юриста. Я не жалею о своём выборе. Горжусь своей профессией.

– А какой у вас судейский стаж?

– С 10 июня 1993 года, уже почти двадцать лет. Работала судьей Ленинского районного суда а с октября 2006 года – судья Кировского областного суда. Специализация – уголовные дела.

– Своё первое дело, которое рассмотрели как судья, помните?

– Конечно, помню: кража, подсудимый – молодой человек, украл продукты питания. Судебное заседание состоялось 17 июня 1993 года. Конечно, волновалась, боялась допустить какую-нибудь ошибку.

– Но вы же материалы дела читали, знали, что он «сто процентов» виноват.

– Пока дело судом не рассмотрено и итоговое решение по нему не принято, нельзя сказать – «виновен» или «невиновен».

– Сразу хочется спросить: а «невиновен» говорили? Оправдывали?

– Да.

Светлана Юрьевна, вы являетесь председателем квалификационной коллегии судей Кировской области – органа судейского сообщества, который принимает непосредственное участие в формировании судейского корпуса. Почему многие юристы мечтают стать судьями? За статус? За высокую зарплату? За красивую мантию? За возможность СУДИТЬ?

– «Почему вы решили претендовать на должность судьи?» – этот вопрос задаётся практически всем, кто впервые претендует на эту должность. Иными словами, человека спрашивают, почему он хочет стать судьёй.

– И все претенденты, конечно, говорят: «С детства мечтаю вершить правосудие от имени государства»?

– Нет, «с детства» – такого я ещё не слышала. Законом Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» установлены базовые требования к тем гражданам, кто желает стать судьёй. В числе этих требований – возраст не менее 25 лет, наличие высшего юридического образования и стажа работы по юридической специальности не менее пяти лет.

При этом стаж работы по юридической специальности исчисляется только после окончания вуза, получения диплома о высшем юридическом образовании и при условии работы на должности, для замещения которой требуется высшее юридическое образование. А это значит, что те, кто претендуют на должность судьи, уже имеют определённый опыт юридической работы.

Поэтому на вопрос о том, почему они хотят стать судьёй, в большинстве случаев отвечают, что судья – вершина профессиональной деятельности юриста, а кто ж не стремится к карьерному росту? Высокий статус судьи, престиж профессии, желание применять свои профессиональные знания на практике, самостоятельное принятие решений…

Однако материальная составляющая ключевой не является.

– Какова процедура отбора, назначения на должность судьи?

– Первый «шаг» – сдача квалификационного экзамена на должность судьи.

Экзаменационная комиссия проверяет теоретические знания по всем отраслям права, а также претендентом составляются проекты процессуальных документов. Экзамен должен быть сдан с положительной оценкой.

Сразу отмечу, что результаты квалификационного экзамена – «отлично», «хорошо» или «удовлетворительно» – затем учитываются квалификационной коллегией.

– Значит, и «троечник» может работать судьёй?

– Может или нет, не знаю, но считаю, что не должен. На моей практике работы в квалификационной коллегии судьями становились те, кто сдал квалификационный экзамен на «хорошо» и «отлично».

Далее претендент представляет все необходимые документы в квалификационную коллегию судей, обязанность которой, в качестве первоочередного полномочия, рассматривать заявления претендентов в судьи и либо давать им рекомендации, либо отказывать в этом. Квалификационная коллегия организует проверку представленных документов – с запросами в соответствующие органы, причём проверяется не только сам претендент, но и его близкие родственники.

Ещё претенденту на должность судьи предлагается пройти на добровольной основе психодиагностическое обследование – многочасовой тест, и тут вырисовывается порой весьма любопытный, но объективный психологический портрет человека.

Результаты психодиагностического обследования носят для квалификационной коллегии ознакомительный характер, они не содержат рекомендаций «годен» – «не годен», но помогают понять личностные качества и психологические особенности претендента, что тоже очень важно знать при отборе кандидатов на судейские должности.

После всех проверок заявление претендента рассматривается на заседании квалификационной коллегии судей, которая по результатам рассмотрения принимает решение – рекомендовать его кандидатом на должность судьи или нет.

Документы с решением квалификационной коллегии о рекомендации на должность судьи направляются председателю областного суда, далее, если кандидат представляется к назначению судьёй федерального суда общей юрисдикции или арбитражного суда, – председателю Верховного суда Российской Федерации или председателю Высшего арбитражного суда Российской Федерации, затем – Президенту Российской Федерации. Там принимается окончательное решение.

Если кандидат представляется к назначению мировым судьёй – решение о его назначении принимает законодательный орган государственной власти субъекта Российской Федерации.

– Значит, для того, чтобы тебя назначили судьёй, нужно пройти длинный и сложный путь?

– Да. Однако, получив назначение на судейскую должность, не надо забывать, что работа судьи требует постоянного профессионального самосовершенствования,

– Каким должен быть судья?

– Честным, порядочным, принципиальным, ответственным, справедливым. Должно быть понимание приоритета Права и Закона.

А ещё могу привести слова древнегреческого философа Сократа: «Четыре качества принадлежат судье: учтиво слушать, мудро отвечать, трезво размышлять и беспристрастно решать». Тот, кто решил стать судьёй, должен понимать, что эта работа требует не только хороших профессиональных знаний.

Здесь нужны и высокая работоспособность – то, что нагрузка в судах большая, не секрет, и осознание ответственности за принимаемые решения, и психологическая устойчивость.

А ещё тем, кто хочет стать судьёй – вот именно тогда, когда ещё только «хочет», а не после того, как уже получил долгожданное назначение, я бы предложила прочитать Кодекс судейской этики. Там и о профессиональном поведении судьи, и о поведении судьи во внесудебной деятельности. Прочитать, задуматься и честно ответить самому себе на вопрос: я всё это смогу?

– Были в вашей практике сложные, «громкие», «резонансные» дела или дела, которые по своим обстоятельствам такие, что до сих пор «болят» внутри? Расскажите о каком-нибудь.

– Были. Почти за двадцать лет работы судьёй были и те, и другие. Только я не люблю «пересказывать» дела. В любом очень много обстоятельств, деталей, нюансов, если все их рассказывать – это надолго, а без них картина будет неполной.

– Вы иногда сочувствуете обвиняемым?

– Судья не должен сочувствовать ни обвиняемым, ни потерпевшим. Конечно, от внутренних эмоций судью никто не защитит, судьи – такие же люди, только принимать решение на эмоциях нельзя.

Если чувствую, что внутренние эмоции захлёстывают, объявляю в судебном заседании перерыв, спокойно обдумываю всё и только тогда принимаю решение.

Да и не зря народная мудрость гласит, что «утро вечера мудренее». Проверено на себе.

Изменились ли, на ваш взгляд, преступления, когда вы только начинали работать судьёй и сейчас?

– Меняется общество, меняется и преступность.

Например, преступлений в сфере компьютерной информации, предпринимательской деятельности, когда я только начинала работать судьёй в районном суде, не было.

Изменились и экономические преступления: одни только хитроумные схемы хищений или уклонения от уплаты налогов чего стоят. Поэтому я ещё раз повторю, что судьи должны быть высокопрофессиональными.

– У вас много друзей?

– Друзей немного, но зато настоящие.

– Любите одиночество?

-У меня на него не хватает времени. Рано утром «уже» на работе, вечером, бывает, что «ещё» на работе. К счастью, живы и здоровы родители.

А ещё недавно я стала бабушкой – у меня родился внук, и когда видишь это солнышко, берёшь его на руки, да просто знаешь, что он есть, понимаешь – это и есть счастье. Хочется найти время и для «себя любимой».

Люблю фитнес, бассейн, люблю водить автомобиль. люблю читать, но книгу в руки беру только в выходные, потому что, когда начинаю читать, это до утра.

– Детективы по-прежнему нравятся?

– Сейчас детективов на работе хватает. Читаю книги о жизни, в которых психология людей раскрывается. Стихи люблю.

– А сами стихи пишете?

– Нет, не пишу. И никаких «судейских заметок» тоже не делаю, потому что книжку мне не написать. Не моё это.

– Дома у вас животные есть?

– Люблю собак, была у меня колли. Она прожила девять лет, умерла у меня на руках. С тех пор больше я собак не завожу. Очень больно терять близкого друга

Вот после этих слов я вдруг расхотела наводить мосты на самое сокровенное, и мы ещё немного помолчали, а потом я спросила: «Как вы считаете, судья – действительно независимая профессия?»

Независимость судей – это основной принцип, провозглашённый Всеобщей декларацией прав человека и Конституцией. Каждый гражданин имеет право на справедливое судебное разбирательство независимым и беспристрастным судом. И обязанность исполнения этих основных принципов лежит на каждом из судей.

Это что касается профессии. А в жизни… Я считаю, самое главное – дорожить своим честным именем и не нарушать право другого человека на доброе имя. И ещё – говорят, что порядочность понемногу начинает уходить из разряда главных добродетелей. Хотя я убеждена, что она никогда не выйдет из моды.

Беседовала Ольга КОВАЛЕВА.

Источник: http://kir.vkks.ru/publication/14303/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.