Ничтожность гк

Недействительные сделки по новым правилам

Ничтожность гк

Прошло почти два года с тех пор, как в российское законодательство были внесены существенные поправки в отношении недействительных сделок (№100-ФЗ от 07.05.2013 г.). Те из них, которые нарушают требования закона, ранее считались ничтожными, а сейчас – оспоримыми. Изменились и сроки исковой давности.

Несмотря на то что в последнее десятилетие уменьшилось количество незаконных и проблемных сделок, едва ли можно говорить о качественной правовой и финансовой защищенности покупателя.

Какие конкретно произошли изменения и как они влияют на сегодняшний рынок жилой недвижимости?

На наши вопросы помогли ответить Алексей Комаров, нотариус из Санкт-Петербурга, Вадим Лященко, управляющий АН РБНО, и Ирина Щербинина, эксперт по недвижимости.

Что изменилось в новом законодательстве? Каковы сроки исковой давности (т.е.

по прошествии какого срока покупатель квартиры может быть совершенно спокоен и освобожден от претензий участников сделки и третьих лиц)?

Алексей Комаров: «В мае 2013 года были внесены изменения в Гражданский кодекс РФ, которые разграничили понятия оспоримых и ничтожных сделок (недействительных сделок), переквалифицировав большую часть ничтожных сделок в оспоримые (ст. 168, п. 1 ГК РФ).

Главное отличие между ничтожной и оспоримой сделками состоит в моменте их недействительности, и в том, в какие сроки можно их оспорить.Ничтожность сделки (иными словами – ее недействительность) не зависит от решения суда. Сделка ничтожна с самого начала ее совершения и не порождает для сторон никаких правовых последствий.

Оспоримую же сделку могут признать недействительной только по решению суда, соответственно, до такого решения заключенный договор имеет юридическую силу и обязателен для исполнения.К моменту изменений назрела проблема по сделкам, заключенным на рынке недвижимости: любая сделка, заключенная сторонами с нарушением действующего законодательства, признавалась ничтожной.

 Кроме того, иск о признании ничтожной сделки могло предъявить любое лицо. Указанная возможность на практике приводила к злоупотреблениям лиц, которые, не имев конкретного интереса в заключенной сделке, пытались ее заничтожить.

Теперь как по оспоримой, так и по ничтожной сделке требования в суд о признании ее недействительной вправе предъявить только сторона соглашения или прямо указанное в законе лицо, например попечитель, иными словами – лицо, имеющее интерес в оспаривании сделки ст. 177, 166, п. 2 ГК РФ.

Основная причина признания сделок недействительными по ничтожности – сделка, совершенная недееспособным лицом, ст. 171 ГК РФ. То есть гражданин, продающий жилье, был до совершения договора продажи лишен дееспособности по суду. По такой сделке суд обяжет стороны вернуть друг другу все полученное по договору купли-продажи.

Покупатель по данной сделке – более слабая сторона, так как, вернув купленное жилье, возникает вопрос с возвратом денег, которых у недееспособного, конечно, уже нет.По оспоримым сделкам вне конкуренции ст. 177 ГК РФ: сделка, заключенная лицом, не способным понимать значения своих действий или руководить ими.

Если в первом случае достаточно факта подтверждения недееспособности – решения суда о признании гражданина недееспособным, то применительно к 177 ст. ГК РФ судом будет назначена экспертиза, и с учетом иных доказательств сторон  будет принято решение о признании сделки недействительной или отказе в соответствующих исковых требованиях.

На практике решающую роль играет заключение эксперта, если в достоверности экспертного заключения у суда сомнений нет (обычно так оно и есть). Иные доказательства, например показания свидетелей, могут носить весьма условное значение для решения суда.

Говоря о правовом механизме защиты права приобретателя жилья, можно сказать, что по сути их два: срок исковой давности и квалификация по ст. 302 ГК РФ как добросовестный приобретатель.В первом случае по сделкам установлен срок исковой давности в один год для оспоримой сделки и три года – для ничтожной.

По ничтожным сделкам, где требование заявляется стороной сделки, срок исковой давности начинает течь с момента исполнения договора, если требование заявляется третьим лицом – то с момента, когда он узнал или должен был узнать о факте заключения договора.Важно отметить, что от 07.05.2013 г. № 100-ФЗ внес изменения в 170 ст. ГК РФ в квалификацию притворной сделки.

Притворная сделка, последствия которой – ничтожность, теперь и сделка, совершенная на иных условиях, чем это указано в договоре. Эти изменения могут иметь последствия для сторон при занижении стоимости в сделке для оптимизации налогообложения. Можно предположить, что, например, супруга, выдавшая согласие на продажу жилья, сможет признать сделку ничтожной по этому основанию, если в самом согласии не выражена стоимость продажи совместно нажитого имущества».
Какие на сегодняшний день самые распространенные причины недействительных (ничтожных и оспоримых сделок)? Частое это явление или редкое? Были ли в вашей практике (или в истории фирмы) такие случаи и если да, чем это закончилось для покупателя?

Вадим Лященко: «В большинстве случаев недействительная сделка заведомо содержит в себе элемент правонарушения. Поэтому уважающие себя и ценящие свою репутацию профессиональные участники рынка недвижимости стараются держаться от таких сделок подальше. То же самое можно сказать и о ничтожных сделках.

Другое дело – сделки, при которых одна из сторон несет тот или иной риск, включая риск оспаривания совершаемой или предыдущих сделок с объектом. Такие риски могут быть никак не связаны с правонарушениями, но присутствовать в истории объекта.

Задача специалиста, сопровождающего покупателя, – своевременно выявить этот риск или риски, оценить их величину, предложить возможные способы минимизации и дать соответствующие рекомендации клиенту.

Такие рекомендации, в зависимости от конкретной ситуации и конкретных рисков оспаривания, могут быть самыми различными – отказ от покупки, требование адекватной скидки, предоставление дополнительных заявлений, гарантий и т.д.

Задача специалиста, сопровождающего продавца, – обнаружить и минимизировать риски оспоримости предыдущих сделок с объектом еще на стадии подготовки документов продаваемого объекта, дать свою мотивированную оценку рисков контрагенту (покупателю).

Нередко оценка возможной оспоримости сделок и вероятных последствий становится предметом жарких споров между продавцом и покупателем с участием их юристов, агентов и банковских специалистов. Иногда в этих спорах побеждает здравый смысл, иногда – нет.На практике приходится встречаться с очень разным отношением заинтересованных участников дебатов к таким факторам риска оспоримости сделок, как, например:

– неучастие в приватизации несовершеннолетних (в период  до августа 1994 г.);

– отсутствие кого-то из жильцов по причине нахождения в местах лишения свободы;

– дарение между не родственниками;

– снятие с регистрационного учета по доверенности;

– снятие с регистрационного учета без постановки на учет в другом месте;

– признание прав собственности по решению суда;

– нерыночная цена в договоре;

– неэквивалентная мена без доплаты;

– свежая сделка с добросовестным приобретателем.Список можно продолжать, и у каждого опытного специалиста найдется, чем его дополнить.Но самые запоминающиеся случаи – это когда коллеги пытаются скрыть от тебя риски своего объекта.

Случается такое редко, но от этого менее противным не становится».

Ирина Щербинина: «Недействительные сделки стали более редким явлением, чем раньше, в лихие 90-е годы.

Во-первых, потому что Росреестр контролирует права несовершеннолетних и не проводит сделки с их собственностью без разрешения органов опеки. Во-вторых, рынок риэлторских услуг сейчас более прозрачен, в нем работают крупные компании.

В-третьих, с введением понятия “добросовестный приобретатель” покупатели стали более защищены, если по квартире зарегистрирован переход прав по правилам Росреестра и если в договоре купли-продажи стоит полная стоимость.

Тем не менее, оспоримые сделки есть.

И, как правило, наиболее частые их причины следующие:- появление родственников после исполнения договора ренты;- появление наследников, о которых продавец не знал (или умалчивал);- ущемление прав несовершеннолетних при приватизации в 90-х годах;- проведение сделки с лицом, состоящем на учете в нарко- или психдиспансере без освидетельствования на момент сделки».
Как можно минимизировать риски при покупке квартиры?

Ирина Щербинина: «Минимизацию рисков при покупке квартиры следует начинать уже с момента обзвона списка вариантов.

Я бы советовала сразу исключить из списка недавнюю ренту, наследство менее трех лет, а также наследство и дарение от чужого лица (не родственника). Сейчас на рынке масса вариантов и рисковать не стоит. Выбранный вариант следует тщательно проверить.

Лучше с помощью специалиста. Пусть риэлтор или юрист соберет “досье” на покупаемую квартиру, из которого будут видны возможные риски».

Алексей Комаров: «Говоря о правовом механизме защиты права приобретателя жилья, можно сказать, что по сути их два: срок исковой давности и квалификация по ст. 302 ГК РФ как добросовестный приобретатель.

Напомню, что иммунитет на изъятие имущества – жилья у добросовестного приобретателя не распространяется на безвозмездные сделки (дарение) и если судом установлено, что имущество выбыло помимо воли собственника (продажа по подложным документам)».

Были ли в вашей практике случаи признания нотариально удостоверенной сделки купли-продажи квартиры недействительной? Если да, то чем это закончилось для покупателя?

Алексей Комаров: «В моей практике нет».

Бывают ли случаи, когда вы не рекомендуете покупать квартиру из-за высокой вероятности признания в будущем сделки недействительной?

Вадим Лященко: «Крайне редко, но возникают «экзотические» предложения проведения сделок, которые в случае их реального исполнения могут быть признаны впоследствии недействительными.

Исходят такие предложения не от продавцов, а от покупателей, и касаются, например, проведения расчетов в необычных формах, формально никак не связанных с покупаемой недвижимостью.

Естественно, мы категорически настаиваем на отказе от вовлечения клиента в такие «сделки».

Ирина Щербинина: «Да, у меня были два таких случая. Я объяснила своим клиентам, на основании чего я решила, что в дальнейшем будут проблемы. Все проверки выдаю на руки».

Как вы относитесь к страхованию риска утраты права собственности? Рекомендуете ли при каждой покупке недвижимости оформлять такую страховку?

Ирина Щербинина: «К страхованию и страховым компаниям отношусь с изрядной долей скептицизма. В наше непростое время любая компания запросто может закрыться или объявить себя банкротом.

А бывает, договоры страхования составляются так хитро, что исключают возмещение убытков при некоторых вариантах событий. Пример тому – дело Чалаевых, по которому несколько лет шли суды между страховой компанией и ипотечным банком.

В общем, лучше надеяться на логику и интуицию, а доверять – специалистам».

Достаточно ли защищены права покупателя недвижимости сегодня и что бы вы предложили изменить в законодательстве, если бы была такая возможность?

Алексей Комаров: «Всегда будут установленные законом основания оспаривания заключенных сделок, поэтому стопроцентная гарантия права собственности приобретателя жилья — это миф.

Государству нужно решить вопрос гарантии обеспечения стопроцентной компенсации добросовестным лицам, которые в результате признания сделок недействительными остаются без денег и жилья, что требует принятия принципиального решения, определения реального гаранта законности права собственности с внесением соответствующих законодательных изменений. Это, в свою очередь, приведёт и к вопросу системного решения проблемы оборота вторичного жилья, где немаловажен вопрос о принятии закона о риэлтерской деятельности и где должно найти отражение решение вопроса с лицензированием, объемом деятельности и ответственностью агентов, брокеров, которые всегда были и будут важным элементом упорядочивания гражданского оборота жилья и первым профессионалом, которого встречают покупающие или продающие недвижимость граждане. А первое впечатление, как известно, можно произвести только один раз».  

Источник: https://www.cian.ru/stati-nedejstvitelnye-sdelki-po-novym-pravilam-218000/

Между оспоримостью и ничтожностью сделок // Комментарий к п. 1 ст. 173.1 ГК

Ничтожность гк

Статья 173.1. Недействительность сделки, совершенной без необходимого в силу закона согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления   

(введена Федеральным законом от 07.05.2013 N 100-ФЗ)

1.

Сделка, совершенная без согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления, необходимость получения которого предусмотрена законом, является оспоримой, если из закона не следует, что она ничтожна или не влечет правовых последствий для лица, управомоченного давать согласие, при отсутствии такого согласия. Она может быть признана недействительной по иску такого лица или иных лиц, указанных в законе.

Законом или в предусмотренных им случаях соглашением с лицом, согласие которого необходимо на совершение сделки, могут быть установлены иные последствия отсутствия необходимого согласия на совершение сделки, чем ее недействительность.

Существует многочисленная категория оспоримых сделок, которые в силу закона требуют согласия на их совершение. Вот наиболее часто встречающиеся из них, а также упомянутые в общей части Гражданского Кодекса:

  • крупные сделки и сделки с заинтересованностью;
  • сделки, требующие предварительного согласия антимонопольного органа;
  • сделки, совершаемые с предварительного разрешения органов опеки и попечительства (п.2 ст.37 ГК);
  • приобретение учреждениями акций, долей участия в хозяйственных обществах, вкладов в товариществах на вере без разрешения собственника учреждения (п.6 ст.66 ГК);
  • одновременное коммерческое представительство разных сторон (п.2 ст.184 ГК);
  • распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности (п.2 ст.253 ГК);
  • совершение сделок без согласия собственника по распоряжению недвижимым имуществом, находящимся на праве хозяйственного ведения (п.2 ст.295 ГК), или любым имуществом (для автономных и бюджетных учреждений – особо ценным движимым и недвижимым), находящимся на праве оперативного управления (п.1 ст.296 ГК);
  • отчуждение залогодателем предмета ипотеки без согласия залогодержателя (ст.37 и 39 Закона об ипотеке);
  • распоряжение залогодателя банку о перечислении денежных средств на банковском счете, права по которому заложены, без согласия залогодержателя (п.3 ст.358.12 ГК);
  • передача права по независимой гарантии без согласия гаранта (п.2 ст.372 ГК);
  • уступка права требования без согласия должника, в котором личность кредитора имеет для него существенное значение (п.2 ст.388 ГК);
  • уступка права требования третьему лицу солидарным кредитором (п.5 ст.388 ГК);
  • изменение или расторжение договора, заключенного в пользу третьего лица, которое выразило намерение воспользоваться своим правом по договору, без согласия такого лица (п.2 ст.430 ГК).

Среди них распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности (п.2 ст.253 ГК), примечательно тем, что в нём обязательное в силу закона согласие сособственников предполагается. Презумпция согласия означает необходимость отслеживания другими сособственниками таких сделок с целью заявления отказа, что является исключением из п.2 ст.157.

1 ГК, согласно которому отказ направляется по запросу лица, совершающего сделку. Политико-правовая логика такого решения в том, что отношения сособственников по поводу совместного имущества – это отношения близкого круга в сравнении с внешними контрагентами.

Одному сособственнику сподручнее контролировать другого, нежели контрагенту знать о получении согласия каждого из них.

При этом следует различать наличие полномочий на распоряжение общим имуществом (для внешних отношений от имени всех сособственников с контрагентами) и согласие остальных сособственников на такое распоряжение (внутренние отношения между совместными собственниками).

Конструкция распоряжения совместной собственностью такова, что закон предполагает наличие у каждого сособственника на распоряжение имуществом как полномочий от имени всех, так и их согласия.

Если у сделки по отчуждению совместной собственности имеется порок, связанный с полномочиями на распоряжение, которые были ограничены в силу соглашения между всеми участниками совместной собственности, то такая сделка оспорима по п.3 ст.253 ГК:

“Совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом.” 

Однако представим себе ситуацию, при которой с полномочиями на распоряжение всё в порядке, однако один или несколько сособственников выразили отказ на совершение сделки, о чём мог знать приобретатель имущества, находящегося в совместной собственности. В таком случае применяется п.1 ст. 173.1 ГК.

Каково содержание загадочной формулировки п.1 ст.173.1 ГК в части, которая предусматривает исключения из оспоримости сделки, совершённой без надлежащего согласия – “если из закона не следует, что она ничтожна или не влечет правовых последствий для лица, управомоченного давать согласие, при отсутствии такого согласия”?

Толкование п.1 ст.173.1 ГК невозможно без ответов на следующие вопросы:

  • Есть ли в нашем праве презумпция ничтожности сделок?
  • Что такое существо законодательного регулирования?
  • Может ли явно выраженный в законе запрет на совершение сделки без получения согласия истолковываться как основание ничтожности такой сделки?
  • Какие ещё могут быть правовые последствия дефектных сделок кроме оспоримости и ничтожности?
  • Возможна ли внесудебная оспоримость сделок?

Попробуем разобраться со смыслом рассматриваемой нормы в контексте ответов на эти вопросы.

Общие основания ничтожности сделок

Законодательство предусматривает общий режим ничтожности (п.2 ст.

168 ГК), который устанавливает критерии (основания) недействительности сделок без необходимости их оспаривания в суде, и ничтожность в силу специальных норм (например, ничтожность договора страхования ответственности иных лиц  по п.2 ст.

932 ГК или перевода долга без согласия кредитора по п.2 ст.391 ГК). Пленум Верховного Суда в Постановлении № 25 дезавуировал пореформенную презумпцию оспоримости сделок, тотально увеличив основания ничтожности следующими случаями нарушений:

1) установленных в законе явно выраженных запретов, которые по мнению высокого суда презюмируют наличие публичных интересов, подлежащих правовой защите;

2) императивных норм в пользу потребителей, которые в силу своей ограниченной рациональности и массовости сделок не изучают их условий;

3) совершение не предусмотренных односторонних сделок, на которые не распространяется принцип свободы договора;

4) несоответствие сделки существу законодательного регулирования.

Таким образом, судебная практика расширила гипотезу общей нормы п.2 ст. 168 ГК об основаниях ничтожности сделок.

Критерий явно выраженного запрета является не вполне определённым, оценочным. До формирования судебной практики по каждому случаю нарушения сделкой запрета вопрос о том оспорима она или ничтожна остается подвешенным. Помимо очевидных запретов (таких как приобретение акций или долей участия в обществе органами власти согласно ст.

66 ГК) существуют императивные нормы, которые являются запретом по своему смыслу, не будучи даже сформулированными как запрет. Пожалуй, самый яркий пример – многострадальная ст.782 ГК, о которую было сломано не мало копий и понимание судами которой менялось неоднократно. Текстуально статья не содержит явно выраженных запретов.

Но они выводятся судами по смыслу нормы. Если для предпринимателей обусловленное платой право заказчика на отказ от договора является допустимым, то в отношении потребителей такое условие будет ничтожным.

Если плата за отказ не зависит от фактически оказанного объема услуг и настолько значительна, что лишает заказчика экономического смысла отказываться от договора, то такое условие суды также находят ничтожным (дело Росбанк против консалтингового агентства «Сфера» № А40-186044/2013).

Указанный подход был закреплён в пункт 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.11.2016 N 54 “О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах и их исполнении”:

“Если будет доказано очевидное несоответствие размера этой денежной суммы неблагоприятным последствиям, вызванным отказом от исполнения обязательства или изменением его условий, а также заведомо недобросовестное осуществление права требовать ее уплаты в этом размере, то в таком исключительном случае суд вправе отказать в ее взыскании полностью или частично (пункт 2 статьи 10 ГК РФ)”.

Вызывает обеспокоенность использование Верховным Судом при формировании нормативных правовых позиций общего запрета недобросовестных действий, который явно направлен на устранение несправедливости по конкретным казусам. Тем более, что к настоящему времени у Верховного Суда появился новый инструмент правотворчества – существо законодательного регулирования.

Существует явно выраженный запрет, применение которого уничтожит любую сделку – «никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения» (п.4 ст.1 ГК). Всякое лицо, совершающее сделку в нарушение императивной нормы закона, делает это не иначе как к своему интересу, желая получить какую-либо выгоду.

Значит любое нарушение императивной нормы закона идёт в связке с нарушением запрета извлекать из этого нарушения преимущество. Добавим сюда недобросовестное заключение сделки, которая вовсе не нарушает закон, и можно уничтожать любую непонравившуюся сделку. Следовательно, генеральный запрет п.4 ст.

1 ГК хотя и является явно выраженным, но рассматривать его нарушение как основание ничтожности сделки опасно для гражданского оборота.

Практика применения связки из ст.10 и п.2 ст.168 ГК должна уступить действию ст.169 ГК об антисоциальных сделках, состав которой следует оттачивать в судебной практике. При этом было бы ошибкой отождествлять нарушение сделкой основ правопорядка и нравственности с криминализацией деяний, которые совершаются в виде такой сделки.

Здесь нет места той логике, что чем выше общественная опасность деяния, тем она скорее подрывает сами основы правопорядка и нравственности. Распространенное нарушение в сфере долевого строительства посредством двойных продаж одних и тех же квартир может подпадать под действие уголовного закона, но о применении ст.169 ГК даже нет речи. Назначение ст.

169 ГК – лишение юридической силы тех сделок, которые хотя и не нарушают какой-либо запрет, однако же не могут быть сохранены по соображениям добрых нравов. Разница между антисоциальными сделками и связкой обычной ничтожности с шиканой (п.2 ст.168 + ст.

10) в том, что одного лишь намерения причинить вред другому лицу недостаточно – сделка должна “шокировать совесть” среднего представителя общества (обывателя). Усматривать в ст.169 ГК ту особенность, что по ней, в отличие от обычной ничтожности, в случаях, предусмотренных законом, возможна конфискация переданного по сделке в доход государства, неправильно.

Конфискация не должна составлять конститутивный признак ст.169 ГК, поскольку изъятие имущества в пользу государства является мерой публичного воздействия, и ей не место в гражданском законодательстве. 

Источник: https://zakon.ru/blog/2017/6/2/mezhdu_osporimostyu_i_nichtozhnostyu_sdelok__kommentarij_k_p1_st1731_gk

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.