Право преждепользования на товарный знак

Товарные знаки: суд встал на сторону «преждепользователя»

Право преждепользования на товарный знак

Действующее российское законодательство не предусматривает специальной нормы, регулирующей право преждепользования в отношении товарных знаков.

Однако судебная практика по делам о правомерности регистрации и использования товарных знаков конкурентами лица, которое использовало такой товарный знак ранее, предлагает схожие споры с различным исходом, что говорит об актуальности вопроса, а также об отсутствии единообразного подхода.

В исключительном деле, где антимонопольный орган и арбитражный суд встали на сторону «преждепользователя» — субъекта, который начал использование товарного знака раньше конкурента (в дальнейшем — правообладателя товарного знака), — удалось поучаствовать и автору настоящей статьи.

Крупный производитель химической продукции — «Гидротехинжиниринг» — для ведения предпринимательской деятельности и индивидуализации производимого товара еще в 2003 году создал собственную торговую марку химических реагентов под названием HydroChem.

Долгое время товарный знак не был зарегистрирован в положенном порядке, что и породило дальнейшие серьезные последствия для производителя. Заявку на регистрацию товарного знака «Гидротехинжиниринг» подал только по прошествии десяти лет.

Однако регистрирующий орган производителю в правовой охране отказал, поскольку другое лицо на полгода ранее уже зарегистрировало данный товарный знак в отношении такого же класса товаров.

Кроме того, с момента такой регистрации конкурентом был принят ряд мер, направленных на подрыв деловой репутации производителя.

Такие неправомерные действия конкурента послужили поводом для обращения производителем в антимонопольный орган.*

По итогам рассмотрения дела УФАС признало действия конкурента недобросовестной конкуренцией. Однако компания-конкурент решила оспорить решение УФАС в Арбитражном суде г. Москвы (дело № А40-9044/18-147-68).

В обоснование своей позиции заявитель прежде всего ссылался на недоказанность конкурентных отношений между субъектами, а также на неправильное применение антимонопольным органом ст.

1361 ГК РФ, устанавливающей право преждепользования на изобретение, полезную модель, промышленный образец.

Как следует из решения УФАС, компания, первой зарегистрировавшая товарный знак HydroChem, все-таки является конкурентом производителя.

Кроме того, согласно представленным доказательствам, на момент подачи заявки конкурентом на регистрацию товарный знак уже приобрел широкую известность среди потребителей.

Вопрос, почему
регистрирующий орган не обратил внимания на активное использование спорного обозначения иным лицом, остается открытым.

Дело приобрело еще более интересный оборот, когда стало известно, что в создании и развитии обеих компаний, участвовали одни и те же лица, из чего следует, что конкурент «Гидротехинжиниринга» не мог не знать о том, что компания вводит в гражданский оборот продукцию под товарным знаком HydroChem с 2003 года. Суд при рассмотрении дела принял это обстоятельство во внимание, встал на сторону производителя и указал на недобросовестность действий его конкурента.

Судом также учтены выводы антимонопольного органа со ссылкой на п. 5 Справки по вопросам недобросовестного поведения, утвержденной постановлением президиума Суда по интеллектуальным правам от 21.03.2014 г.

№ СП-21/2, из которого следует, что критерием квалификации действий лица, зарегистрировавшего обозначение в качестве товарного знака, как злоупотребления правом или недобросовестной конкуренции может служить предшествовавшее использование такого спорного обозначения. Именно на этом строит свой вывод антимонопольный орган, ссылаясь вдобавок на ст.

1361 ГК РФ, которая только применяется к изобретениям, полезным моделям и промышленным образцам. Из смысла этой статьи следует, что «преждепользование» можно квалифицировать как случай свободного использования созданного (т. е. своего, а не чужого) изобретения, полезной модели или промышленного образца ранее даты приоритета, то есть даты подачи заявки на регистрацию.

Вместе с тем под «предшествовавшим использованием обозначения» также понимается случай широкого использования третьими лицами (например, конкурентами, в том числе наравне с последующим правообладателем) обозначения. (*Определение автора текста.)

Если до даты приоритета товарного знака спорное обозначение широко использовалось третьими лицами, регистрация товарного знака одним из конкурентов могла быть произведена исключительно с целью устранения присутствия третьих лиц на товарном рынке.

При вынесении решения суд обратил внимание и на дальнейшие действия компании-конкурента, которые последовали за регистрацией товарного знака.

По мнению суда, а также на основании указанной выше Справки по вопросам недобросовестного поведения, рассылка писем контрагентам производителя с указанием неверной информации о деятельности производителя и обращение в арбитражный суд г.

Москвы о запрете производителю использовать зарегистрированный товарный знак HydroChem (дело № А40-173885/16) послужили доказательством последующего недобросовестного поведения правообладателя-конкурента.

Таким образом, суд, а ранее и антимонопольный орган встали на сторону производителя, несмотря на то, что конкурент компании фактически первым официально зарегистрировал за собой данное средство индивидуализации.

Источник: https://zakon.ru/blog/2018/9/10/tovarnye_znaki_sud_vstal_na_storonu_prezhdepolzovatelya

§ 2. ГК РФ Право на товарный знак и право на знак обслуживания (ст. 1477 – 1515) | ГАРАНТ

Право преждепользования на товарный знак

Статья 1477. Товарный знак и знак обслуживания

1. На товарный знак, то есть на обозначение, служащее для индивидуализации товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, признается исключительное право, удостоверяемое свидетельством на товарный знак (статья 1481).

2. Правила настоящего Кодекса о товарных знаках соответственно применяются к знакам обслуживания, то есть к обозначениям, служащим для индивидуализации выполняемых юридическими лицами либо индивидуальными предпринимателями работ или оказываемых ими услуг.

Статья 1478. Обладатель исключительного права на товарный знак

Обладателем исключительного права на товарный знак может быть юридическое лицо или индивидуальный предприниматель.

Статья 1479. Действие исключительного права на товарный знак на территории Российской Федерации

На территории Российской Федерации действует исключительное право на товарный знак, зарегистрированный федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности, а также в других случаях, предусмотренных международным договором Российской Федерации.

Статья 1480. Государственная регистрация товарного знака

Государственная регистрация товарного знака осуществляется федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности в Государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания Российской Федерации (Государственный реестр товарных знаков) в порядке, установленном статьями 1503 и 1505 настоящего Кодекса.

Статья 1481. Свидетельство на товарный знак

1. На товарный знак, зарегистрированный в Государственном реестре товарных знаков, выдается свидетельство на товарный знак.

2. Свидетельство на товарный знак удостоверяет приоритет товарного знака и исключительное право на товарный знак в отношении товаров, указанных в свидетельстве.

Статья 1482. Виды товарных знаков

1. В качестве товарных знаков могут быть зарегистрированы словесные, изобразительные, объемные и другие обозначения или их комбинации.

2. Товарный знак может быть зарегистрирован в любом цвете или цветовом сочетании.

Статья 1483. Основания для отказа в государственной регистрации товарного знака

1. Не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, не обладающих различительной способностью или состоящих только из элементов:

1) вошедших во всеобщее употребление для обозначения товаров определенного вида;

2) являющихся общепринятыми символами и терминами;

3) характеризующих товары, в том числе указывающих на их вид, качество, количество, свойство, назначение, ценность, а также на время, место и способ их производства или сбыта;

4) представляющих собой форму товаров, которая определяется исключительно или главным образом свойством либо назначением товаров.

Указанные элементы могут быть включены в товарный знак как неохраняемые элементы, если они не занимают в нем доминирующего положения.

Абзац седьмой утратил силу с 1 октября 2014 г.

См. текст абзаца седьмого пункта 1 статьи 1483

1.1. Положения пункта 1 настоящей статьи не применяются в отношении обозначений, которые:

1) приобрели различительную способность в результате их использования;

2) состоят только из элементов, указанных в подпунктах 1 – 4 пункта 1 настоящей статьи и образующих комбинацию, обладающую различительной способностью.

3. Не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, представляющих собой или содержащих элементы:

1) являющиеся ложными или способными ввести в заблуждение потребителя относительно товара либо его изготовителя;

2) противоречащие общественным интересам, принципам гуманности и морали.

4.

Не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, тождественных или сходных до степени смешения с официальными наименованиями и изображениями особо ценных объектов культурного наследия народов Российской Федерации либо объектов всемирного культурного или природного наследия, а также с изображениями культурных ценностей, хранящихся в коллекциях, собраниях и фондах, если регистрация испрашивается на имя лиц, не являющихся их собственниками, без согласия собственников или лиц, уполномоченных собственниками, на регистрацию таких обозначений в качестве товарных знаков.

5.

В соответствии с международным договором Российской Федерации не допускается государственная регистрация в качестве товарных знаков обозначений, представляющих собой или содержащих элементы, которые охраняются в одном из государств – участников этого международного договора в качестве обозначений, позволяющих идентифицировать вина или спиртные напитки как происходящие с его территории (производимые в границах географического объекта этого государства) и имеющие особое качество, репутацию или другие характеристики, которые главным образом определяются их происхождением, если товарный знак предназначен для обозначения вин или спиртных напитков, не происходящих с территории данного географического объекта.

6. Не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные или сходные до степени смешения с:

1) товарными знаками других лиц, заявленными на регистрацию (статья 1492) в отношении однородных товаров и имеющими более ранний приоритет, если заявка на государственную регистрацию товарного знака не отозвана, не признана отозванной или по ней не принято решение об отказе в государственной регистрации;

2) товарными знаками других лиц, охраняемыми в Российской Федерации, в том числе в соответствии с международным договором Российской Федерации, в отношении однородных товаров и имеющими более ранний приоритет;

3) товарными знаками других лиц, признанными в установленном настоящим Кодексом порядке общеизвестными в Российской Федерации товарными знаками, в отношении однородных товаров с даты более ранней, чем приоритет заявленного обозначения.

Регистрация в качестве товарного знака в отношении однородных товаров обозначения, сходного до степени смешения с каким-либо из товарных знаков, указанных в подпунктах 1 и 2 настоящего пункта, допускается с согласия правообладателя при условии, что такая регистрация не может явиться причиной введения в заблуждение потребителя. Согласие не может быть отозвано правообладателем.

Положения, предусмотренные абзацем пятым настоящего пункта, не применяются в отношении обозначений, сходных до степени смешения с коллективными знаками.

7.

Не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков в отношении любых товаров обозначения, тождественные или сходные до степени смешения с географическим указанием или наименованием места происхождения товара, охраняемыми в соответствии с настоящим Кодексом, а также с обозначением, заявленным на регистрацию в качестве такового до даты приоритета товарного знака, за исключением случая, если такое географическое указание или такое наименование либо сходное с ними до степени смешения обозначение включено как неохраняемый элемент в товарный знак, регистрируемый на имя лица, имеющего право использования такого географического указания или такого наименования, при условии, что регистрация товарного знака осуществляется в отношении тех же товаров, для индивидуализации которых зарегистрировано такое географическое указание или такое наименование места происхождения товара.

8.

Не могут быть в отношении однородных товаров зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные или сходные до степени смешения с охраняемым в Российской Федерации фирменным наименованием или коммерческим обозначением (отдельными элементами таких наименования или обозначения) либо с наименованием селекционного достижения, зарегистрированного в Государственном реестре охраняемых селекционных достижений, права на которые в Российской Федерации возникли у иных лиц ранее даты приоритета регистрируемого товарного знака.

9. Не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков обозначения, тождественные:

1) названию известного в Российской Федерации на дату подачи заявки на государственную регистрацию товарного знака (статья 1492) произведения науки, литературы или искусства, персонажу или цитате из такого произведения, произведению искусства или его фрагменту, без согласия правообладателя, если права на соответствующее произведение возникли ранее даты приоритета регистрируемого товарного знака;

2) имени (статья 19), псевдониму (пункт 1 статьи 1265 и подпункт 3 пункта 1 статьи 1315) или производному от них обозначению, портрету или факсимиле известного в Российской Федерации на дату подачи заявки лица, без согласия этого лица или его наследника;

3) промышленному образцу, знаку соответствия, права на которые возникли ранее даты приоритета регистрируемого товарного знака.

Положения настоящего пункта применяются также в отношении обозначений, сходных до степени смешения с указанными в нем объектами.

10. Не могут быть зарегистрированы в качестве товарных знаков в отношении однородных товаров обозначения, элементами которых являются охраняемые в соответствии с настоящим Кодексом средства индивидуализации других лиц, сходные с ними до степени смешения обозначения, а также объекты, указанные в пункте 9 настоящей статьи.

Государственная регистрация в качестве товарных знаков таких обозначений допускается при наличии соответствующего согласия, предусмотренного пунктом 6 и подпунктами 1 и 2 пункта 9 настоящей статьи.

11. По основаниям, предусмотренным настоящей статьей, правовая охрана также не предоставляется товарным знакам, зарегистрированным в соответствии с международными договорами Российской Федерации.

Источник: https://base.garant.ru/10164072/de367e1761fc8dd5de9de615d6480300/

Право преждепользования и товарный знак

Право преждепользования на товарный знак

Право преждепользования – термин из патентного права, подразумевающий возможность безвозмездного использования тождественного решения, созданного до даты приоритета патента.

В отношении товарных знаков также не редкость ситуации, когда предприниматель, использующий незарегистрированное обозначение, в будущем сталкивается с конкурентом, использующим сходный или тождественный зарегистрированный товарный знак.

В связи с чем возникает вопрос – можно ли продолжать и дальше использовать незарегистрированное обозначение? Действует ли правило преждепользование для товарных знаков?

Ответ на эти вопросы содержится в решении по делу N А14-19259/2017, в котором суд кассационной инстанции отменив решения нижестоящих судов и направив дело на новое рассмотрение указал, что защита прав преждепользователя предусмотрена только в отношении объектов патентного права – изобретений, полезных моделей и промышленных образцов.

Другими словами, право преждепользования не распространяется на товарные знаки. Более того, основной функцией товарного знака является индивидуализирующая, т.е.

с помощью товарного знака потребитель может отличить товары одного производителя от товаров другого производителя.

В случае использования одинаковых обозначений несвязанными друг с другом предприятиями в отношении одной и той же продукции, в глазах потребителей несомненно происходит смешение. В связи с чем, существование права преждепользования в принципе невозможно в отношении товарных знаков.

Также не имеет значение в одном или разных регионах осуществляют свою деятельность преждепользователь и правообладатель товарного знака, т.к. охрана товарного знака распространяется на всю территорию РФ.

Таким образом, для защиты своих прав на обозначение преждепользователю необходимо оспорить предоставление правовой охраны товарному знаку.

Выкладки из Постановления СИП от 05.12.2018 г. по делу N А14-19259/2017:

1. Согласно п. 3 ст. 1484 ГК РФ никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.

2. В силу п. 3 ст. 1252 ГК РФ при нарушении исключительного права правообладатель вправе требовать от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты компенсации. Компенсация подлежит взысканию при доказанности факта правонарушения.

3. Правообладателю товарного знака может быть отказано в защите прав в случае наличия злоупотребления правом. Однако по смыслу п. 1 и 2 ст.

10 ГК РФ, для признания действий какого-либо лица злоупотреблением правом судом должно быть установлено, что умысел такого лица был направлен на заведомо недобросовестное осуществление прав, единственной его целью было причинение вреда другому лицу (отсутствие иных добросовестных целей). При этом злоупотребление правом должно носить достаточно очевидный характер, а вывод о нем не должен являться следствием предположений.

В данном случае выводы о злоупотреблении правом сделаны при неправильном применении статьи 10 ГК РФ, недостаточно мотивированы и противоречат материалам дела и установленным обстоятельствам.

4. Суды пришли к неправомерному выводу о том, что использование ответчиком спорного обозначения до даты приоритета товарного знака истца может свидетельствовать о законности такого использования.

Данные выводы противоречат нормам права и правоприменительной практике, так как право преждепользования, согласно статье 1361 ГК РФ, действует только в отношении изобретений, полезных моделей и промышленных образцов.

Законодательство о товарных знаках не устанавливает защиты для преждепользователя, функциональное назначение права преждепользования, известного патентному праву, исключает применение данного института при столкновении интересов лица, использующего обозначение товара, сходного до степени смешения с чужим товарным знаком, и интересов правообладателя товарного знака.

5. Также ошибочен вывод судов о том, что раз истец и ответчик осуществляют свою деятельность в разных регионах России, то у российского потребителя отсутствует опасность смешения товарного знака истца и обозначения, используемого ответчиком.

В силу ст. 1479 ГК РФ действие исключительного права на товарный знак распространяется на всю территорию Российской Федерации, независимо от удаленности регионов, где этот товарный знак может использоваться. При этом судами установлены обстоятельства сходства до степени смешения товарного знака истца и обозначения ответчика, а также однородность реализуемых сторонами услуг.

Товарный знак

Источник: http://www.it-lex.ru/legal-cases/pravo-prezhdepolzovaniya-i-tovarnyj-znak

Проблемы правоприменительной практики при рассмотрении споров о нарушении права на товарный знак

Право преждепользования на товарный знак

Проблемы правоприменительной практики при рассмотрении споров о нарушении права на товарный знак

А.А. Робинов

заместитель заведующего Отделом судебного представительства Федерального государственного учреждения «Федеральный институт промышленной собственности Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам», кандидат юридических наук (г. Москва)

Алексей Александрович Робинов, robinovv@mail.ru

Несмотря на то, что споры о нарушении права на товарный знак прямо не относятся к компетенции Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам (далее – Роспатент) и в порядке пункта 1 статьи 1248 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее -ГК РФ) подлежат рассмотрению судом, правовые проблемы, которые возникают при рассмотрении подобных споров, неразрывно связаны и с вопросами предоставления правовой охраны товарному знаку. Действительно, предоставление правовой охраны товарному знаку имеет смысл, если впоследствии правообладатель сможет свое исключительное право защитить в суде. В связи с этим анализ судебной практики по делам о нарушении прав на товарный знак представляет как теоретический, так и практический интерес. Круг правовых проблем, возникающих при рассмотрении этой категории споров, достаточно широк, мы же рассмотрим лишь некоторые из них.

Преждепользование

Применительно к патентному законодательству право преждепользования закреплено на законодательном уровне достаточно давно и в настоящее время регулируется положениями части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации. Согласно пункту 1 статьи 1361 ГК РФ «Лицо, которое до даты приоритета изобретения, полезной модели или промышленного образца (статьи 1381 и 1382) добросовестно

использовало на территории Российской Федерации созданное независимо от автора тождественное решение или сделало необходимые к этому приготовления, сохраняет право на дальнейшее безвозмездное использование тождественного решения без расширения объема такого использования (право преждепользования)». Необходимо отметить, что применительно к товарным знаком российское законодательство не предусматривает права преждепользования, что не случайно. В этом случае следует учитывать основную суть товарного знака – как средства индивидуализации товаров и услуг производителя в гражданском обороте. Наличие права преждепользования на товарный знак сделает возможным сосуществование на рынке однородных товаров двух сходных до степени смешения товарных знаков, принадлежащих разным лицам, что, в свою очередь, может привести к их смешению потребителем.

Тем не менее на протяжении нескольких лет Высший Арбитражный Суд Российской Федерации (далее – ВАС РФ) формирует практику, в соответствии с которой, если ответчик начал использовать обозначение, сходное до степени смешения с товарным знаком истца, до даты его приоритета, то такое использование не является нарушением права на товарный знак. Отправной точкой, послужившей началом для возникновения такого подхода послужило дело о нарушении права на товарный знак «Спартак» по свидетельству № 176206. Постановлением Президиума ВАС РФ от 14

марта 2006 года № 13421/05 суд, отменяя решение первой и постановления апелляционной, кассационной инстанций, указал следующее «Вместе с тем, если использование субъектом предпринимательской деятельности началось и стало известным до даты приоритета товарного знака, такое использование не может быть признано нарушением исключительных прав на товарный знак. Вопрос о начале использования спорного обозначения как спорткомитетом, так и футбольным клубом и основаниях его использования судами не исследовались».

Впоследствии этот подход нашел свое отражение и в постановлении Президиума ВАС РФ от 25 марта 2008 года № 16744/07 по делу о нарушении прав на комбинированный товарный знак со словесным элементом «Мальвина» по свидетельству № 304323. Истцу в удовлетворении заявленных требований было отказано.

При этом Президиум ВАС РФ указал на то, что хладокомбинат (ответчик) до даты приоритета товарного знака производил продукцию под обозначением с использованием словесного элемента «Мальвина». Такое использование осуществлялось в соответствии с действовавшим законодательством и началось в 1991 году.

Следует отметить, что пункт 1 статьи 1361 ГК РФ, предусматривающий право преждепользования, содержит указание на то, что право на дальнейшее безвозмездное использование возможно только без расширения объема такого использования (право преждепользования).

В то время позиция ВАС РФ, которая нашла свое отражение в приведенных двух постановлениях Президиума, такого ограничения не содержала.

В постановлении Президиума ВАС РФ от 30 сентября 2008 года № 7288/08 по делу о нарушении права на словесный товарный знак «Агробизнес» по свидетельству № 260351 суд конкретизировал свою позицию, указав следующее: «владелец товарного знака не вправе запрещать использовать спорное обозначение лицу, которое добросовестно его применяло для индивидуализации своего журнала до даты приоритета товарного знака (без расширения

объема использования обозначения после регистрации товарного знака)».

Очевидно, что подход, выраженный в трех постановлениях Президиума ВАС РФ, не смог не повлиять на практику нижестоящих инстанций.

В качестве примера можно привести постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 11 марта 2009 года № КГ-А41/1438-09 по делу о нарушении прав на товарный знак «Кремлевский» по свидетельству № 283007, в котором суд отказал истцу в удовлетворении заявленных требований.

В обоснование своей позиции суд, в частности, сослался на то, что «при принятии обжалуемого постановления обоснованно учел, что ответчик до даты приоритета товарного знака производил продукцию под обозначением с использованием словесного элемента «Кремлевский» с 2002 года».

Таким образом, можно говорить о том, что в настоящее время в российской судебной практике сформирована устойчивая позиция, по сути, подтверждающая существование права преждепользования, однако законодательно оно не закреплено.

Столкновение исключительных прав на товарный знак

Другая проблема, на которой также хотелось бы остановиться, касается столкновения исключительного права на тождественный или сходный до степени смешения товарный знак.

Следует отметить, что существующее законодательство, в частности пункт 6 статьи 1483 ГК РФ, не допускает регистрацию тождественных или сходных до степени смешения товарных знаков на разных лиц.

Тем не мене на практике такое все же случается, например, в случае ошибки эксперта или когда правовая охрана товарного знака прекращается, другое лицо регистрирует на себя этот товарный знак, а впоследствии правовая охрана первого товарного знака восстанавливается по решению суда. В связи с этим возникает вопрос, каким образом подлежит рассмотрению спор, если в ходе рассмотрения дела о нарушении прав на товарный знак выясняется, что ответчик также обладает исклю-

чительным правом на сходный до степени смешения товарный знак?

В настоящее время в судебной практике сложился подход, согласно которому обладатель исключительного права на товарный знак не вправе запретить использование другого, даже сходного до степени смешения товарного знака до того времени, пока ему не удастся аннулировать товарный знак ответчика в административном порядке.

Так, например, решением арбитражного суда города Москвы от 13 мая 2009 года по делу № А40-91837/08-27-894 было отказано в защите права на серию товарных знаков со словесным элементом «БОСКО», поскольку ответчику также принадлежит исключительное право на товарный знак, правовая охрана которого не была оспорена в установленном порядке.

Официальная позиция ВАС РФ по поводу того, как надо рассматривать дела в подобных случаях применительно к товарным знакам, еще прямо не определена.

Тем не менее она уже сформирована применительно к патентному законодательству и нашла свое отражение в информационном письме ВАС РФ от 13 декабря 2007 года № 122 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности».

Согласно пункту 9 информационного письма «При наличии двух патентов на полезную модель с одинаковыми либо эквивалентными признаками, приведенными в независимом пункте формулы, до признания в установленном порядке недействительным патента с более поздней датой приоритета действия обладателя данного патента по его использованию не могут быть расценены в качестве нарушения патента с более ранней датой приоритета». Несмотря на то, что приведенное положение касается только вопроса столкновения двух патентов на полезную модель, в последующем ВАС РФ1 дал ему расширительное толкование, указав, что этот подход может быть применен к любым объектам интеллектуальной собствен-

ности, которые подлежат регистрации, то есть можно сделать вывод о том, что подобный подход будет применяться и к товарным знакам.

Таким образом, сложившаяся правоприменительная практика открыла возможность «легального ухода» от ответственности за незаконное использование чужого объекта интеллектуальной собственности, по крайней мере на период действия охранного документа, принадлежащего ответчику. Применительно к товарным знакам следует также отметить, что пункт 2 статьи 1512 ГК РФ предусматривает срок на оспаривание товарного знака по сходству до степени смешения только в течение пяти лет со дня публикации сведений о его государственной регистрации в официальном бюллетене. Если же владелец товарного знака не отслеживает публикации в официальном бюллетене Роспатента, то по прошествии пяти лет, столкнувшись со сходным товарным знаком на рынке, он будет практически вообще лишен права на защиту своего исключительного права.

Правомерна ли подобная позиция? Согласно пункту 1 статьи 1229 ГК РФ «Гражданин или юридическое лицо, обладающее исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом». Иными словами, использование товарного знака не должно нарушать закон, в том числе пункт 3 статьи 1484 ГК РФ, нормы которого направлены на защиту исключительных прав на товарный знак. Использование товарного знака допускается только в том случае, если при этом не нарушаются исключительные права на другие товарные знаки третьих лиц. Более того, согласно пункту 2 статьи 1250 ГК РФ «Предусмотренные настоящим Кодексом способы защиты интеллектуальных прав могут применяться по требованию правообладателей».

1 См. постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 1 декабря 2009 года № 8091/09.

Таким образом, выбор способа защиты своего интеллектуального права (судебный или административный) законом возложен на правообладателя.

Сложившаяся практика, согласно которой владелец товарного знака, имеющего более раннюю дату приоритета, должен сначала воспользоваться административным способом защиты путем оспаривания младшего товарного знака в Роспатенте и только после этого судебным, незаконно ограничивает правообладателя товарного знака в выборе способов защиты своего нарушенного права.

В заключение отметим, что приведенные примеры судебной практики демонстрируют значительный разрыв, который существует между положениями законодательства и судебной правоприменительной практикой.

В настоящее время основной проблемой, возникающей при рассмотрении дел о нарушении прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, является не законодательство, а правоприменение.

Эта проблема могла бы быть в определенной мере решена в случае создания специализированного судебного органа – Патентного суда.

https://www.youtube.com/watch?v=tUnUC6f5d-o\u0026list=PLJcHs4_h8M95UR0QuYLf9VxQo1jurihTT

ЛИТЕРАТУРА И ИНФОРМАЦИОННЫЕ

ИСТОЧНИКИ

1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть четвертая) : Федеральный

закон от 18 декабря 2006 года № 230-Ф3 // Российская газета. 2006. № 289.

2. Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности : информационное письмо Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13 декабря 2007 года № 122. иЯЬ: http://www.arbitr.ru/as/ ргасуаз_1пЬ_1еНег/18474.Мт1

3. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14 марта 2006 года № 13421/05. иЯЬ: www.arbitr.ru

4. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25 марта 2008 года № 16744/07. иЯЬ: www.arbitr.ru

5. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30 сентября 2008 года № 7288/08. иЯЬ: www.arbitr.ru

6. Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 11 марта 2009 года № КГ-А41/1438-09. иЯЬ: www.arbitr.ru

7. Решение арбитражного суда города Москвы от 13 мая 2009 года по делу № А40-91837/08-27-894. иЯЬ: www.arbitr.ru

8. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 1 декабря 2009 года № 8091/09. иЯЬ: www.arbitr.ru

Источник: https://cyberleninka.ru/article/n/problemy-pravoprimenitelnoy-praktiki-pri-rassmotrenii-sporov-o-narushenii-prava-na-tovarnyy-znak

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.